Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

"Чувствуется неуважение автора к женщинам..."

Из читательского отзыва на книгу Алексея Иванова "Ненастье": "Чувствуется неуважительное отношение самого автора к женщинам—в романе у него всего два типа—либо стервы, которые наступили мужикам на горло и загнали под каблук, очень глупые и развязные, либо тихони-простушки—вечно в слезах и опять же глупые и наивные".

Это на "Лабиринте". Кто-то купил, прочитал и возмутился. Я вот думаю, а у Достоевского в его романах есть уважительное отношение к женщинам? И по всему получается, что нет. Сонечка Мармеладова - проститутка, ну какое уж тут уважение. У Толстого еще хуже: жена Болконского Марья дурнушка («некрасивое слабое тело и худое лицо. Глаза, всегда грустные, теперь особенно безнадежно смотрели на себя в зеркало»), недалека и не может оценить духовные искания своего супруга, Жюли Карагина - эгоистка и прожигательница жизни, Анна Каренина - вертихвостка, бросившая благодетельного мужа и сына.
Уважал ли женщин Пушкин? Сложный вопрос. Татьяна Ларина пишет своему возлюбленному "Я знаю, ты мне послан богом,
До гроба ты хранитель мой…". Что после этого должен думать нормальный мужик? То ли про гроб, то ли про бога... Маша Троекурова выскакивает замуж за старого князя Верейского. Ну да, была еще Анна Керн, но и тут скорее томление, чем уважение, скорее вожделение. Была еще Арина Родионовна, которой он почему-то предлагает выпить ни много ни мало "кружкой". Такое вот уважение к даме преклонных годов.
С Блоком вообще трагедия. Он настолько уважал свою супругу Любовь Менделееву, что в первую же супружескую ночь четко разъяснил ей, что его любовь столь высока, что от половых отношений следует воздержаться. Дабы не разрушить его представления о Прекрасной Даме. Это, кстати, позже написала сама Прекрасная Дама в воспоминаниях.
Горький, кажется, женщин не то, чтобы не любил, а испытывал к ним гораздо более глубокие чувства. Васса, которая запихивала своего сына в монастырь - образец романтического образа, ничего не скажешь.
Есенин писал "читаю стихи проституткам". Ну да, больше же некому было почитать из женщин. У него даже мать ходит в "старомодном ветхом шушуне". Сын - большой русский поэт, а мать нормально одеть отказывается. Такое уважение.
Про "Лолиту" от Набокова не будем даже и вспоминать. Её, пожалуй, писатель уважал, но по полной программе.
В общем, если разобраться, то можно смело обвинять любого автора - от классика до современного прозаика и поэта - в унижении женщин и презрении к их праву быть личностями.
Надо смело вычищать всех этих, так сказать, литераторов из книжных магазинов и школьных программ. Ибо не фиг. Оставить Арбатову и еще нескольких феминисток и хватит...
"Незнакомка". Иллюстрация И.Глазунова к стихотворению А.Блока
promo komandorva march 5, 2015 01:34 Leave a comment
Buy for 40 tokens
В блоге можно разместить рекламу на любую тему. Все, кроме материалов, нарушающих законодательство РФ.

Пора ли перестать романтизировать "Лолиту"?

Я никогда не понимал литературной высоты романа Набокова "Лолита". Скучно, тягуче и даже не так, чтобы эротично. На "Лолите" превосходный стиль Набокова, как мне кажется, дал сбой, книгу не слишком интересно читать как с точки зрения сюжета, так и с точки зрения образов. Банально. Взрослого мужчину несет к девочке-подростку. То ли любовь, то ли педофилия, то ли страсть, то ли патология.
Русская литература создала на подобные темы массу великолепных произведений. И Толстой с "Отцом Сергием", и Бунин с "Митиной любовью", и Куприн с "Ямой" - все это гораздо ярче, мощнее и образнее.
Но вот насчет того, чтобы роман как-то запрещать - я против. Я вообще против того, чтобы запрещать какое-то более или менее значительное произведение только потому, что оно содержит эротические сцены. Пусть даже и самого откровенного характера. Так можно запретить жизнь, которая без любви во всех её проявлениях, часто весьма неоднозначных, просто невозможна.
Не стоит идти за модой. Давайте теперь из-за проблематики харассмента "Анну Каренину" запретим. И "Преступление и наказание" заодно.
Что касается "Лолиты", так не вижу в ней никакой романтики. И любви не вижу.
Правда, разобраться еще бы с тем, что такое любовь...


В материале "Афиша-дейли":


Педофил у микрофона: почему пора перестать романтизировать «Лолиту»

Спустя десятилетия после публикации роман «Лолита» продолжает вызывать ожесточенные дискуссии. Многие критики и читатели считают, что в 2021 году такая книга могла бы и не появиться; одни видят в этом трагедию, другие — прогресс. Колумнистка kimkibabaduk Ирина Карпова считает, что в любом случае пора перестать читать «Лолиту» как историю о любви.
Ло. Ли. Та. Три шажка по нёбу, свет моей жизни, огонь моих чресел.
О «Лолите» снова заговорили после выхода книги Кейт Элизабет Расселл «Моя темная Ванесса», где отношения взрослого мужчины и девушки-подростка показаны глазами последней — уже взрослой молодой женщины, пытающейся отрефлексировать свое прошлое. В отличие от интеллектуала Гумберта, рассуждающего «об искусстве, о поэзии, о точечках на форели Гопкинса или бритой голове Бодлера», Гумберт в книге Расселл показан малопривлекательным банальным серийным совратителем.
В стихийно возникшем поле дискуссий о «Ванессе» и ее прообразе «Лолите» появилось много высказываний (самым заметным стал, пожалуй, пост Галины Юзефович) с призывом не отнимать у соблазнителей право на любовь. Любовь ведь загорается не только в сердцах хороших и правильных, как Татьяна Ларина, героев. Что движет великовозрастным мужчиной, когда он пишет, что 12-летняя девочка разжигает огонь его чресел, а говоря без метафор — вызывает эрекцию? Правильно, любовь.
Далее: https://daily.afisha.ru/brain/19423-pedofil-u-mikrofona-pochemu-pora-perestat-romantizirovat-lolitu/?fbclid=IwAR1e4cC1jRPBAyG_M1IL5HSk2weBPT6G2zFwCz_yKwa3lqSO746RR6lrYrA

Познер и Пушкин как "нерусский писатель"

Американец, француз и россиянин в одном лице журналист Владимир Познер назвал Александра Пушкина "нерусским писателем": «Хочу сказать одну вещь, понимая, что наверняка не всем она понравится. Я считаю, что Пушкин — нерусский писатель. Для меня нерусскость Пушкина — именно в радостном свете, который излучает его мастерство, в позитиве каком-то, который русскому автору — северному, мрачному — не очень присущ. В нем есть как будто прививка от вечной русской тоски, и она действует на читателя».

Мы не знаем, перевернулся ли от таких слов Александр Сергеевич в гробу, но был бы жив, так обязательно вызвал бы Познера на дуэль. Где-нибудь на Черной речке. И не исключено, что взял бы да и застрелил. Минимум, публично назвал бы телешоумена сукиным сыном. Он себя-то называл сукиным сыном, а уж Познера назвал бы наверняка, ибо тот такого эпитета в данном случае заслуживает. Поскольку тем и силен, что люди, о которых он злословит, по разным обстоятельствам не могут дать ему сдачи. Вот и Пушкин не может.
Русскими поэтами и писателями были разные по крови и мировосприятию люди. Мрачный и патриотичный Достоевский, благородный и печальный Блок, страстный и категоричный Лермонтов, философичный Толстой, грустный и искренний Есенин, отрешенный от всего мирского Бальмонт, веселый и искрометный Давыдов, мудрый и пронзительный Бродский. При огромной разнице в наборе генов и взглядах на жизнь все они, несомненно, были и являются русскими литераторами, наследниками и основателями русской литературной школы. Возможно, кому-то покажется странным, но наследниками этой школы были в значительной степени и писатели, которых мы относим к "национальным", такие, например, как тот же Расул Гамзатов.
Сводить "русскость" литературы к "мрачности", присущей якобы "северному" духу, говорить о русской литературе под углом "вечной русской тоски" - не просто глупо, не просто мелкотравчато, но и откровенно дешево. Да и оскорбительно по отношению к тем, кто полагает русскую литературу родной.
К сожалению, с возрастом Познер все более и более обнаруживает в себе возможность говорить о России вообще и о русской культуре, с которой соотносят себя люди многих народов, не просто высокомерно, а как-то менторски. Для него в последнее время русское - одно из, причем, не самое лучшее. На размышлизмы дедушки можно было бы, разумеется, не обращать никакого внимания, если бы мыслишки эти не колупали самую суть - стержень, на котором стоит национальное сознание.
Пушкин - не поэт моей мечты и не писатель моей мечты тоже. У меня никогда не было желания перелистать том его поэзии или перечитать "Евгения Онегина" с "Повестями Белкина". Но мне за него обидно. Потому что если Пушкин "нерусский писатель", то кто же тогда русский? И есть ли тогда вообще в России русские писатели?
А еще Познер хотел бы взять у Пушкина интервью: «Меня иногда спрашивают, у кого я хотел бы взять интервью, если бы можно было выбирать не только среди живущих. Пушкин, конечно, будет в числе первых. Наверняка разговор шел бы трудно — он был, конечно, человеком сложным, порой очень злым. Но, с другой стороны, я уверен, что это был бы такой искрометный разговор!».
Трудный это был бы разговор, да. Хорошо, что Александр Сергеевич не дожил...
Фото с сайта echo.msk.ru

Как в Грузии отомстили Грибоедову за Познера

Между прочим, Грибоедова в Тбилиси никогда раньше не обижали. Отчасти потому, что женат он был на грузинке, отчасти потому, что долго жил в Тбилиси. Кроме того, грузины изо всех сил пытались доказать себе, России и миру, что конфликт с российской политикой никак не отменяет их любви к русской культуре. Поэтому в столице Грузии остались и русский театр, и улицы Грибоедова и Пушкина. И уж само собой на самом почитаемом кладбище страны, расположенном на святой горе Мтацминда и по сей день покоится в маленьком склепе гроб с телом поэта и дипломата.

Однако душа все-таки не выдержала. И когда в Тбилиси праздновать свой 87-й день рождения приехал российский журналист и телеведущий Владимир Познер, когда-то заявивший, что Абхазия никогда не была частью Грузии, гнев вылился на того, до кого пассионарные и политически подкованные грузины смогли дотянуться - до Грибоедова. А точнее, до памятника создателю "Горе от ума".
На памятнике представители гордой и свободолюбивой республики оттянулись по полной программе. Памятник осквернен, на его постаменте неизвестные написали «Россия — зло» и «Познер — ***».
До этого совершенно культурно, демократично и очень по-европейски была забросана яйцами гостиница, в которой остановился Познер. На асфальте возле здания отеля появилась надпись красной краской «Вон из Грузии».
Не осталось в стороне и государство. Полиция оштрафовала Познера и еще около 30 человек за нарушение карантинных мер во время визита в Грузию. Штраф выписали и гостинице, где журналист собирался праздновать.
В общем, активисты победили, Познер изгнан и больше никогда сюда, разумеется, не приедет, Грибоедов получил за всю Россию. Теперь, надо думать, очередь Пушкина.
Пресс-секретарь Песков уже заявил о том, что ездить в Грузию для россиян стало небезопасно. Это даже слишком дипломатично. Ездить туда, где Россию все больше и больше ненавидят, не стоит по многим соображениям. В том числе и по патриотическим. Хачапури, конечно, вкусная вещь, но стоит ли из-за него рисковать - грузинские рестораны в большом количестве есть сегодня в любом большом городе. Грузинское вино тоже было очень хорошей вещью, но недавно один из таких активистов публично обещал мочиться в бутылки, поставляемые в Россию. Так что есть смысл задуматься о том, какая именно бутылка вам досталась.
Что касается Грибоедова, то памятник, понятно, отмоют. Отмоются ли после этого сами - хороший вопрос...
Фото: страница Максима Юсина на Facebook

Спасти камер-юнкера Пушкина. От "Театрона"

Екатеринбургский театр "Театрон" поставил моно-спектакль "Спасти камер-юнкера Пушкина". Получилось колоритно: полуторачасовой фарс на тему дуэли Александра Сергеевича с Дантесом. Немного духа Лукоморья, немного лихолетья 90-х, немного эротических фантазий и коллективный призрак Петросяна и его друзей по "Кривому зеркалу". Весь спектакль в зал летят слова "сука", "чурки", "долбанный", "пидарасы", перемежающие почти философские размышления о том, "дала" все-таки Наталья Николаевна или не "дала". Превосходный творческий коктейль для "города бесов". Если еще не видели, то обязательно сходите, 500 рублей - не деньги.

Вообще-то это замечательно, что Пушкин все еще не дает нам покоя. Большое, как доказал другой великий русский поэт, видится на расстоянии. После смерти автора "Евгения Онегина" от ранения, полученного на Черной речке, прошло уже достаточно времени, чтобы рассмотреть большое со всех сторон.
И совсем не стыдно признаться в том, что поэзия и проза Пушкина тебя не вдохновляют, меня они, кстати, тоже вдохновляют весьма условно - то ли плохо преподавали в школе, то ли преподавали Александра Сергеевича слишком много. Пушкин - наше все, слова эти давно вызывают улыбку, все Пушкин только для тех, кто ничего, кроме Пушкина, не читал. Но "Театрон" представляет на своей сцене не Пушкина, а его анекдотический симулякр. Примерно так же представлен в общественном сознании образ Чапаева - сложите в единый текст анекдоты про Василия Ивановича и получите роман, герой которого не будет иметь с красным командиром абсолютно ничего общего: совокупляется с Анкой, квасит с Фурмановым, лошит Петьку и так далее.
Но Чапаев и Пушкин - величины все-таки очень разные. Определенное уважение к Александру Сергеевичу иметь стоит, хотя бы из чувства собственной безопасности: да, наверное, кто-то ему "давал", а кто-то нет, но так ведь можно и дойти до сведения личности одного из самых значительных литераторов в истории России к его биологическим функциям. Давайте посмеемся над присущими любому человеку позывами к дефекации и мочеиспусканию - беспроигрышно, особенно, если нужно продать побольше билетов. Но только есть смысл, в таком случае, говорить не о театре, а о театральном филиале зоопарка.
Когда актер, исполнявший главную и единственную роль, в очередной раз кричал про какую-то героиню повествования "сука", в зале раздавался громкий смех, переходящий в ржание, и в этом смехе слышался огромный творческий потенциал. Ведь если использовать, спасая камер-юнкера Пушкина, хотя бы часть матерного потенциала, то ржание будет еще громче. И пусть Анна Керн переворачивается в гробу. Вместе с Татьяной Лариной.
Поэт-то, невольник чести, оклеветанный молвой, даже не подозревал, как, оказывается, на его театральном спасении смогут заработать драматург Михаил Хейфец и "Театрон". Что над его внешностью в пьесе откровенно поглумятся, а стихи будут читать, по велению тупого замполита, полку "чурок", которые почти не говорят по-русски.
Ждем, когда кто-то напишет, а "Театрон" поставит пьесы "Спасти графа Толстого", "Спасти каторжника Достоевского" или что-то в этом же духе про Александра Блока с Сергеем Есениным. У всех этих сиятельных господ тоже имелись и немалые сексуальные приключения, и неслабые внутренние терзания, и несомненные "суки", встречавшиеся им на жизненном пути. Зритель повалит толпами и будет ржать от каждой реплики. Важно только позвать кого-то для консультации из "Камеди клаба". Или из "Нашей Раши", что, наверное, надежнее...
Н.Ульянов Портрет А.С.Пушкина

Лев Толстой как парикмахерская

Увидел сегодня парикмахерскую под названием "Толстой". Даже не парикмахерскую, а целый барбершоп. Сейчас так стало модно называть заведения, в которых стригут и завивают. Оно и верно, сказать "я был в барбершопе", намного солиднее, чем сказать "я был в парикмахерской". Еще сочтут за лоха.

В последнее время именами классиков стали называть все, что угодно - от отелей до салатов. В Екатеринбурге есть отель "Чехов", не говоря уже о том, что имеется и отель "Онегин". Креативная мысль как-то не дошла до Сонечки Мармеладовой и Андрея Болконского, но это тоже не за горами, потому что прикольно, а ни у первой, ни у второго вроде бы нет наследников, способных предъявить иск. За Чехова с Толстым тоже ответить некому. Странно, что был ресторан "Eshak", но нет ресторана "Блок", в котором можно было бы включить в меню суп "Незнакомка", холодную закуску "Прекрасная дама" и торт "Двенадцать". Почему бы, собственно, и не попробовать "Незнакомку" и "Прекрасную Даму" недорого и за одно посещение.
Шашлык "Война и мир", коктейль "Бесы" и особенно десерт "Лолита" - украшение любого стола...
Началось это не сегодня, есть, например, торт "Наполеон", да и обращение именно к российской культуре говорит о том, что барбершоп "Толстой" нужно рассматривать как проявление патриотизма и даже любви к русской литературе. В Москве и Питере есть рестораны "Достоевский", во многих городах работают рестораны "Есенин", ресторанов "Шаляпин" вообще пруд пруди, так что у Ебурга большие резервы нейминга. В этом смысле, хотелось бы чего-то аутентичного, уральского. Например, тату-салон "Мамин-Сибиряк" или бар "Свердлов". Кафе "Раневская" уже имеется, тут надо что-то пооригинальнее, например, "Свердлов" или "Юровский", "Малышев" - отличное обращение к истории, закусочная "Бажов" позволит не просто выпить и заесть. а еще и ощутить дух знаменитых сказов. Как и булочная "Аксаков".
Кстати, есть и совершенно оригинальные названия. Ресторан "Барборис" в Ельцин-центре - разве это не мило? Посмотрел музей первого президента России, а потом выпил водочки под селедку в заведении, название которого явно коррелирует с именем этого самого руководителя. Не забывайте, первый тост обязательно "За Борю!".
Народ, приходящий во все эти барбершопы, отели, закусочные и рестораны решит для себя сразу две проблемы - удовлетворит свои естественные потребности и окунется в дивный мир литературы, истории и политики. У нас еще недавно продавалась водка "Путинка", нам ли стесняться проявлений своих желаний?..
Изображение: группа мужской парикмахерской "Толстой" в ВК

Шнур как "трындюк" и "трындобол"

Молодой журналист Шнуров в последнее время находится в центре политической повестки дня. Пока был просто Шнуром, так мог материться и изображать из себя пламенного трибуна и смутьяна. А как вылез из скорлупы шоу-бизнеса, так сразу стало известно про "зубы за 15 миллионов". Теперь вот Шнура оборжали в его же стиле - в стихах. Кстати, гораздо более совершенных, чем вирши, которые творит сам бывший начальник группировки "Ленинград".
Нардеп Хинштейн написал о Шнуре и "шнуризме" стихи, в которых, надо сказать, немало смысла. Ну и попутно не удержался от того, чтобы назвать Сергея Владимировича "трындюком" и "трындоболом"...

В материале "Газеты.ру":

«Трындюк и даже трындобол»: депутат ответил Шнурову на критику
Борис Шибанов

Глава комитета Госдумы по информполитике Александр Хинштейн в своем Twitter ответил в стихотворной форме генеральному продюсеру телеканала RTVi Сергею Шнурову на критику в адрес поправок к законопроекту о регулировании соцсетей. В соответствии с предложенными Хинштейном поправками предполагается ввести запрет на агрессивную критику государства и использование нецензурной брани в публикуемых пользователями сообщениях.
«Такое внимание члена экспертного совета Комитета ГД по культуре, видного певца эпохи С. Шнурова к нашим инициативам — лестно. Под впечатлением его творчества, написал ответ в стихах. Борцу за чистоту мата С. Шнурову», — анонсировал стих Хинштейн.
В первых строках своего ответа он упомянул, что русский язык состоит из более чем 200 тысяч слов. Однако Шнурову, по словам Хинштейна, важнее всего пять «матюков», так как подобную лексику тот рассматривает как свободу и волю:
«За то, чтоб сквернословить вволю, // Готов, как большевик, в подполье».
Следом за этим Хинштейн привел в качестве возможной замены одному из популярных нецензурных выражений слова «волшебно», «славно», «сладко», «мило», «ужасно», «мерзко», «стоп» и «конец». Затем он иронично признал, что в таком подходе нет смысла искать другие слова, «когда в запасе есть «трындец»:
«Все объяснит трындец, ребята, // Заменит враз любой глагол, // А вместе с ним: трында, трындато, // Трындюк и даже трындобол».
Потом депутат выразил уверенность, что Шнурову нужны лишь бранные выражения, а также «сотни производных». Когда они есть, по мнению Хинштейна, его оппоненту «не нужно Пушкиных и «Мцыри»:
«К чему терзанье, напряженье, // В раздумьях морщить лоб тугой? // Любой вопрос, без промедленья, // Ответ последует простой».
Закончил свое стихотворение Хинштейн измененными строчками из «Евгения Онегина»: «Пять слов, как много в этих звуках, для сердца Шнурова слилось».
Далее: https://www.gazeta.ru/culture/2020/12/23/a_13411784.shtml
Фото с сайта sostav.ru

Нужны ли религиозные тексты в школьной программе по литературе?

Глава синодального Отдела внешних церковных связей митрополит Иларион заявил о необходимости ввести в школьную программу священные тексты традиционных религий. Как минимум в сокращенном объеме. Насчет "традиционных религий" понимать владыку нужно правильно, он, разумеется, имеет в виду прежде всего тексты христианские. Библейские. И при этом полагает, что возрастной маркировки для этих текстов не должно быть. Хотя, если почитать Ветхий Завет, то там есть много из того, чего ранее 16 лет школьникам, пожалуй, изучать не стоило бы. Имеются такие тексты и в Коране.

Но митрополит Иларион полагает иначе: «Мы детей своих учим по Библии, по Евангелию. Как можно маркировать эти священные книги пометкой 16+! Это, на мой взгляд, совершенно абсурдно». Имеет, безусловно, право на позицию.
По большому счету, ничего плохого в том, что нормально образованный молодой человек имеет понятие о текстах Библии и Корана, конечно, нет. В конце концов, в них заложена абсолютно понятная морально-нравственная концепция. Оба источника являются и памятниками культуры, возражений относительно содержания которых нет и быть не может. Возражения есть по иному поводу. Вернее, сразу по нескольким.
Школа в России отделена от религии. По Конституции, она один из редких оставшихся светских островков российской действительности. Тоже не совсем, если иметь в виду курс "мировые религии", но все-таки. Нужно ли преподавать священные тексты, если идеи мировых религий так или иначе присутствуют в текстах многих произведений, изучаемых в рамках школьной программы? Например, роман Достоевского "Преступление и наказание" содержит мощный христианский гуманистический посыл. Как и произведения Льва Толстого, который с русской Православной церковью был, говоря мягко, в сложных отношениях. Разве роман Булгакова "Мастер и Маргарита" - это не христианское произведение?
Кроме того, если ввести курс священных текстов, то нужно что-то из школьной программы по литературе выбросить? Того же Толстого? Тогда неминуемо возникнет вопрос приоритетов - вместо какого "неважного" произведения ввели "важные" религиозные тексты? Культурно-образовательный конфликт, который вряд ли поработает на идею владыки Илариона.
У любого школьника и его родителей есть масса возможностей читать и изучать священные тексты: иудейские, христианские, мусульманские. Библия и Коран есть в любом книжном магазине, в любой библиотеке, в сети. Там же есть весьма квалифицированные комментарии. Сам митрополит Иларион и многие пастыри РПЦ ведут в сети большую работу по разъяснению христианских текстов, то же самое делают мусульманские священники и раввины. Изучайте на здоровье - кто же против?
Но в школе - это, наверное, все-таки лишнее. Вот на гуманитарных факультетах университетов - совсем иное дело. И возраст обучающихся другой, и образовательный уровень повыше. Там - вполне. А школьников жалко. Они и так загружены по самые уши, давайте им посочувствуем...
Фото: youtube.com

"Нобелевку" по литературе стали давать за серость?

Нобелевскую премию по литературе всегда давали по политическим мотивам. Вернее, политика всегда преобладала в решениях нобелевского комитета над, собственно, художественными достоинствами литературных произведений. Те же "Доктор Живаго" от замечательного поэта, но никудышного писателя Пастернака и "Архипелаг ГУЛАГ" от писателя весьма относительной ценности Солженицына - чистая политика. Как и премия Салману Рушди, книги которого, откровенно говоря, невозможно читать. Во всяком случае, на трезвую голову. Туда же смело можно записать Орхана Памука и многих других.
Но в последние два года нобелевский комитет превзошел в политическом выборе сам себя и определил в качестве лауреата абсолютно серую белоруску Алексиевич, которую литератором-то можно назвать с большой долей скептицизма, и малоизвестную американку Глюк. Что наводит на грустные размышления о смысле этой премии вообще.
Между тем, потенциальных кандидатов было много и качественных произведений мировой литературы тоже.

Об этом в интересном комментарии "Новых Известий":

Похвала серости: за что теперь дают Нобеля по литературе

Алина Витухновская

За несколько дней до вручения Нобелевской премии по литературе, я написала о том, кого желала бы видеть номинантом.
Из известных мне претендентов я хотела бы, чтобы ее получил Стивен Кинг — этот Мамлеев без мамлеевщины, Достоевский без рефлексий, поп-автор, которого попсовость не портит, но возвышает — мистический реалист без морали, констататор апологетики зла, его тайных и явных механизмов, автор, пишущий легко, что, наверное, неприемлемо для интеллектуалов и особенно интеллигенции — ей надо, чтоб было тяжело и скучно. Заметьте, про книги они чаще говорят «осилил», чем «прочитал». И я крайне не хотела бы, чтобы ее получили — Пелевин, Кундера, Улицкая, Уэльбек, Роулинг, Мураками.
Тем не менее, Нобелевская премия по литературе была дана американскому поэту и эссеисту Луизе Глюк (Глик). Адъюнкт-профессору Йельского университета и лауреату ряда литературных премий. В 1971 году она стала преподавателем поэзии в Годдард-колледже в Вермонте. В 1984 году Луиза стала старшим преподавателем кафедры английского языка Уильямс-колледжа в Массачусетсе. Впоследствии была приглашенным преподавателем Стэнфордского, Бостонского и Айовского университетов.
Подобного статуса премия, выданная нарочито среднему, хоть и очень известному в академических кругах автору, говорит нам, что с искусством покончено. С культурой тоже. Довольствуйтесь тем, что есть. Цените среднее, иначе будете неполиткорректны. Любите плохое, иначе заклеймят ненавистниками. Будьте терпимы — это гарантия вашего пропитания.
Конечно не так, ибо это было бы слишком просто. Как подлинному искусству уже не очень нужен зритель, так цивилизации не нужен партнер (культура). Происходящее не несет в себе глубоких смыслов, кроме того, что является маркером времени. Маркером и обесценивающим инструментом. Вопрос — является ли обесценивание негативным фактором или неким критерием истины?
Далее: https://newizv.ru/article/general/10-10-2020/pohvala-serosti-za-chto-teper-dayut-nobelya-po-literature

Как надежно посадить Куприна под замок

Это наконец-то свершилось. Министерство культуры своим приказом предписало библиотекам убрать из общего доступа книги, содержащую информацию, запрещенную для распространения среди детей. Тома с маркировкой 18+ или со словами "запрещено для детей" уберут в места, недоступные для несовершеннолетних. Скорее всего, это будут специальные комнаты или шкафы под замком. Куприн, Бунин, Набоков, не исключено, что некоторые вещи Толстого, почти вся, надо полагать, современная русская проза, в которой есть эротические сцены. Много чего, сразу взглядом и не охватить.

Если таким образом минкульт собирается защитить детей, то это более, чем странно. Защитить от Куприна? Станет ли нравственнее подросток, если не сможет прочитать про проституцию из "Ямы". А если не прочтет бунинскую "Митину любовь", то станет ли школьник целомудреннее? Особенно, если учесть, что в любую секунду он может с любого смартфона получить такие потоки порнухи, что захлебнулся бы и высокоморальный минфин?
Если девочка сможет узнать в школе о любви только из переписки Онегина с Лариной, то можно ли всерьез предполагать, что она гарантированно вырастет патриотичной гражданкой и добросердечной матерью? При том, что две трети этих девочек растут без отцов, а в сети сотни блогерш, у которых нет никакой пометки 18+ рассказывают им про то, как правильно охмурять мужчину.
Весь вред, разумеется, от книг. русская литература, в этом смысле, особенно опасна. Потому что там мощный образ Екатерины Масловой - дочь незамужней дворовой женщины, толерантно и неморально прижитой от проезжего цыгана. Потому что там великолепный жертвенный характер Сонечки Мармеладовой, какой ужас, торгующей своим телом (кстати, получается, что и Достоевского тоже надо изолировать от детей и юношества).
Книги Булгакова, надо полагать, не просто вынесут в библиотеке в отдельную запертую комнату, но еще и перетянут какими-нибудь цепями. Ну еще бы - голая Маргарита, летающая под Москвой. Какой кошмар, её ведь, бессовестную, могли увидеть из Кремля. туда же, в цепи "Тысячу и одну ночь"... Какие могут быть ночи, если в столь нравственном обществе, каким является российское, все делается днем, прилюдно, потому что у члена общества нет и не может быть тайн от социума.
Судьба Есенина, в свете приказа минкульта, тоже выглядит довольно печальной. Ну как можно допустить детей до произведений поэта, который читает стихи проституткам? С Блоком, похоже, такая же история - прочтите "Двенадцать" и поймете, что такая непотребная героиня, как Катька просто не может быть представлена детям. Можно, конечно, пойти и другим путем - Катьку из "Двенадцати" изъять, а про революционных матросов - оставить. Тогда ничего, пойдет.
Если разобраться, то чем все это перетаскивать и закупать новые замки, лучше вообще навесить один большой замок на всю библиотеку. И пускать в нее детей и подростков с мамой. Или с паспортом. Исполнилось 18 - можешь читать "Лолиту". И разлагаться. Теперь твоя нравственность, молодой человек или девушка, - твое личное дело. А пока что - государственное. Родина знает, что такое мораль. И сумеет продвинуть её в подрастающие массы избирателей. Чего бы это ей и масса ни стоило...
Фото с сайта novostiliteratury.ru