Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

Коронавирус. Москва, Собянин и пацаки

На фоне несколько удивительных маневров московского мэра Собянина вокруг эпидемии коронавируса, начинают все более выпукло просматриваться несколько системных вопросов относительно современного устройства российского суверенного государства. Не то, чтобы мэр неправ, когда вводит карантин, пусть даже и довольно странный, но он явно "звездит" с этим карантином на правительственных телеканалах, что, конечно, не просто так.

Вопросов, собственно говоря, три.
Во-первых, почему Собянин объявляет карантин на отдельно взятой территории, пусть даже эта территория - столица? Вообще-то всякие чрезвычайные положения и чрезвычайные ситуации, согласно Закону "О чрезвычайном положении", это исключительная прерогатива президента. Статья 5 закона даже так и называется - "Указ президента о чрезвычайном положении".
Есть еще, конечно, Закон "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера", где написано, что "органы местного самоуправления в пределах своих полномочий могут принимать муниципальные правовые акты, регулирующие отношения, возникающие в связи с защитой населения и территорий от чрезвычайных ситуаций". Однако Москва - это не просто территория, а главный экономический и политический центр страны, без которого Россия просто не сможет существовать. Поэтому самостоятельные решения Собянина по коронавирусу выглядят, мягко говоря, оригинально. Отметим при этом, что действовать так он формально может только при объявлении режима чрезвычайной ситуации, но режим такой не объявлен, а потому, с правовой точки зрения все указания столичного мэра - чистое самоуправство. Хотя, разумеется, они вполне логичны и оправданны, если иметь в виду задачу реагирования на возникшую опасность.
Во-вторых, а почему, собственно говоря, все это делает не председатель правительства Мишустин, а именно Собянин? Ну, то есть, мэр вводит в Москве карантин, а премьер с президентом рекомендуют (надо же!), устроить нечто подобное всем главам регионов. Мэр Москвы у нас, получается, политический лидер вопроса, а кто тогда Мишустин?
В-третьих, Собянин со всей очевидностью намерен использовать огромные финансовые возможности Москвы и начал раздавать деньги - пенсионерам, малому бизнесу, безработным. При этом ни одни иной регион сделать это не просто не в состоянии, а не в состоянии в принципе. даже вторая столица, тоже не самый бедный Петербург. Не говоря уже о других крупнейших городах России - Екатеринбурге, Новосибирске, Казани и так далее. Москва, стало быть, финансовый город, который государство само по себе. На которое работает все остальное пацакское государство, перечисляющее ему дань. Перед законами, стало быть, все равны, но есть один, который "равнее".
Мы, собственно, всегда что-то такое подозревали, но чтобы так откровенно... да еще в период чумы...
Фото: iarex.ru
promo komandorva march 5, 2015 01:34 Leave a comment
Buy for 40 tokens
В блоге можно разместить рекламу на любую тему. Все, кроме материалов, нарушающих законодательство РФ.

Мэрия вступила в бой с журналистами. За разбитые не ими фонари

Мэр Екатеринбурга Высокинский, уже отошедший, видимо, от прогремевшего на всю страну скандала с храмом-на-сквере, когда он вынужден был смиренно выслушивать от своих избирателей все, что они о нем думают, решил начать уголовное преследование журналистов одного из известных сетевых изданий. Соответствующее заявление отправлено в полицию.

Что же стало причиной столь бурной реакции главы города и его аппарата? В общем-то, по масштабам Екатеринбурга, абсолютно невинная акция, проведенная двумя журналистками, выставившими в сквере у оперного театра таблички "Улица разбитых фонарей им. А.Г. Высокинского". И теперь полицию просят проверить акцию на предмет подстрекательства к вандализму. Между прочим, уголовная статья...
Есть два обстоятельства, которые говорят о том, что в мэрии не очень подумали, подавая заявление, о последствиях.
Первое из них сугубо юридическое. Доказать, что имеет место подстрекательство вряд ли удастся. Сквер у оперного - одна из визитных карточек мегаполиса, ремонтируют этот сквер уже очень много времени, при этом и сама идея преобразования памятного места, и реализация идеи - вызывают огромное количество нареканий, издевательских реплик, критических публикаций и откровенного глумления в соцсетях. Битые фонари, установленные так низко, что задеть их можно совершенно случайно - высмеиваются тоже. Никакого призыва в акции усмотреть эксперты не смогут, а когда полиция в возбуждении уголовного дела откажет, то мэрию ждет новый поток самых неприятных публикаций.
Второе обстоятельство носит медийный характер. Здесь совершенно очевидно попахивает попыткой давления на СМИ, а в Екатеринбурге такое не любят. Большинство средств массовой информации уже поддержали коллег публикациями. А дальше, если дело действительно получит хоть какой-то ход, будет хуже - тема быстро выйдет, как это и всегда бывает в столице Урала, на федеральный уровень - ничем хорошим для мэра, которого народ прямым голосованием не избирал, не ожидается. Конечно, сейчас выскажутся и Союз журналистов, и уполномоченный по правам человека, и много кто еще.
Зачем все эти проблемы мэру Высокинскому - не очень понятно. Не исключено, просто не выдержали нервы. Но у него такая должность, он не Дон Кихот, а публичный политик - держать удары положено.
Кстати, разбитые фонари и поныне там. Не журналисты их били, а население, вверенное Александру Геннадьевичу Высокинскому. Разговаривать с этим населением через полицию - по меньшей мере, глупо. Надо искать другие слова...
Фото Антона Гуськова для "Европейско-Азиатских новостей"

Мэр и офицерские жены

Вернувшись из командировки к морским рубежам Родины - базе подводных лодок Гаджиево, где дислоцируется подшефный атомоход "Екатеринбург", мэр Высокинский изложил новую идею благоустройства уральской столицы. Неотъемлемой деталью которой должен стать памятник офицерским женам.

Идея, разумеется, вызвала бурю негодования либеральной общественности, которая неизменно рассматривает армию как врага. Причем, только российскую армию. Хотя в самой идее создания памятника офицерским женам нет ни ничего нового, ни ничего плохого. Такие памятники, сделанные с разной степенью талантливости, в России есть. Это прекрасный образ любви, верности, нравственности и патриотизма. Офицерские жены, если, конечно, речь не идет о паркетном офицерстве, достойны всяческого уважения. Если уж в Екатеринбурге есть памятники военному связисту и военному контрразведчику, есть памятники труженикам тыла и детям войны, "летающим лыжникам", то почему бы не быть памятника офицерским женам?
Другое дело, что инициативы мэра Высокинского излагаются совершенно неуместно на фоне очевидных и близких народу проблем города. Многолетнего отсутствия перспектив со строительством второй ветки метро, грязи, которая щедро покрывает улицы большого города после каждого дождя или таяния снега, отказа от транспортной реформы, которая могла бы предотвратить превращение "самого компактного миллионника" в сплошную пробку, и так далее. Вместо того, чтобы обратиться к действительно актуальной для города проблематике Высокинский непрерывно генерирует идеи, которые трудно не назвать завиральными. Одно только строительство канатной дороги вместо метро чего стоит. Отдельная тема - центральный парк культуры и отдыха, который тоже находится, говоря мягко, в плачевном состоянии, никак не соответствующем статусу одного из крупнейших городов державы.
Круче этого только неуемное желание повысить себе в разы зарплату, чем мэр энергично занимался пару месяцев подряд.
Поначалу избиратель улыбался, а потом такая странная активность начала раздражать. И теперь вот в штыки начинают встречать любую инициативу. Даже вполне здравую - с памятником офицерским женам. Потому что сначала нужны конкретные меры по облегчению жизни населения, которое не успевает отмывать обувь после выхода на улицу и опаздывает на работу из-за бесконечных пробок, которых станет еще больше, ввиду намеченного строительства в центре крупных храмов и спортивных арен. А уже после этих мер или хотя бы одновременно с этими мерами - памятники.
Тогда все будет правильно. Офицерские жены, кстати, такой подход скорее всего, одобрили бы...
Фото с сайта "Проза.ру"

ЭКСПО-2025: сказка будет японской

В Екатеринбурге в ближайшее десятилетие не построят метро. Потому что президент обещал городу метро в случае избрания его столицей ЭКСПО-2025. А в случае неизбрания не обещал. А у нас могут построить метро или вообще что-то большое вне пределов Москвы и Санкт-Петербурга только в случае ЭКСПО, Олимпиады, ЧМ по футболу и так далее. А без этого - только в столице. Первую очередь метро строили в Свердловске-Екатеринбурге тридцать лет и одну станцию так и не достроили, отложив на потом. В Москве станции сдают каждый месяц, иногда даже по две...

На Урале хотели и не хотели ЭКСПО одновременно. Хотели потому, что всемирная выставка давала шанс на очередной рывок мегаполиса, а не хотели, потому что несколько поднадоели иждивенческие настроения местной элиты, готовой созидать только под мощный поток денег из федерального центра. Примерно так же было и с чемпионатом мира по футболу - его тоже и хотели, и не хотели. Потому что он с одной стороны позволил привести город в порядок и построить приличный стадион, а с другой - принес много ненужной суеты. Жителей почти 2000 домов даже хотели заставить расстеклить за свой счет собственные балконы и лоджии.
Но так или иначе, ЭКСПО пока что пройдет без нас. Обидно - уже второй раз. Минусов от потери шанса больше, чем плюсов - было бы больше рабочих мест, а главное - больше так необходимого сейчас социального оптимизма. Все, разумеется, понимали, что в нынешней международной обстановке рассчитывать на победу иллюзорно, но все же надеялись. Приходили сигналы к поражению - в Париж не поехал Путин, в последнюю минуту отказался лететь победоносный премьер Медведев, а финальную презентацию возглавлял чиновник третьего ранга - министр торговли Мантуров, но верилось. Без веры в чудо в подобных вопросах никогда не обходится, но чудо не состоялось.
Что теперь? Немедленно раздались призывы подавать заявку на ЭКСПО-2030. Мол, тогда уж дадут точно. Вряд ли. Гораздо надежнее развиваться самостоятельно, собирая немалые собственные ресурсы для рывка, к которому есть немало потенций, но нет, кажется, никакой воли. Во всяком случае, на лице губернатора, проигравшего за последнее время все данные ему шансы, воля не читается. Не читается оптимизм и на лицах его команды, неплохо проводившей на теме ЭКСПО время по всяким парижам.
Я не верю, что Екатеринбург не может построить метро собственными силами. Ну да, задача эта крайне трудная, она требует консолидации денег и характеров, но ничего невозможного для города такого масштаба нет. Построить можно все, если ставить перед собой амбициозные задачи и двигаться вперед. А если ждать нового ЭКСПО, то, конечно, можно дождаться того, что проигрыш будет уже не Осаке, а Омску или Челябинску. Которые, между прочим, не спят и тоже имеют немалые амбиции.
Может быть и к лучшему, что проиграли. Будет над чем подумать. Если найдется желание, разумеется...
Фото : пресс-служба павильона России на ЭКСПО-2017

Транспортная реформа в Екатеринбурге: хаос по Е-карточкам

Городская администрация начинает новый этап беспощадной борьбы с населением Екатеринбурга, не желающим изменений транспортной схемы. Схему все-таки собираются сломать об колено и повременную оплату за проезд внедрить. Чтобы было, как в цивилизованных странах. О том, что в цивилизованных странах существуют еще и цивилизованные зарплаты, и цивилизованные дороги, в "сером" доме разговаривать ни с кем не хотят.

Для поиска аргументов к началу транспортного хаоса урбанисты из администрации Екатеринбурга начали раздавать тестовые Е-карты. Их счастливые обладатели должны рассказать о преимуществах нового подхода к общественному транспорту.
Мне как человеку такому же малозначительному, как большинство из полутора миллионов екатеринбуржцев, карточка не досталась, поэтому рассуждать я буду просто на личном опыте.
В конце весны выезд из Юго-Западного района, в котором я имею честь жить уже больше 30 лет, оказался драматически ограничен. С одной стороны перекрыта для ремонта магистральная Московская, с другой - сильно заужен выезд с Амундсена на Щорса. С ремонтом никто не торопится. То ли дожди, то ли все ушли разбираться с вопросом, с которым не разобрался даже президент: кто у города все-таки мэр...
Так вот, с учетом этих обстоятельств, до автовокзала я доезжаю за 45 минут, а общий путь до университета занимает больше часа. Таким образом, вместо 28 рублей мне придется платить 56. Если по дороге не случится какой аварии. И столько же придется платить всем остальным, едущим из ЮЗ - в центр. И не только. В связи с тем, что дороги перегорожены у нас во многих местах. Летом. Зимой будет еще хуже. Потому что та же улица 8 Марта становится одной огромной и длинной парковкой, под которую уходит по полосе в каждом направлении. В часы пик проехать - отдельное удовольствие. Если я опоздал или не смог выйти из университета до 17 часов, то добираться до остановки "Амундсена" буду почти полтора часа. Или на 84 рубля.
Дело уже доходило до того, что чтобы не опоздать на госэкзамены и защиты дипломов, я топал из дома до автовокзала, потом ехал на метро до площади 1905 года, а далее опять топал две остановки до любимого журфака. Дела до таких мучений малозначительных в масштабах Екатеринбурга граждан урбанистам нет, потому что в их головах Екатеринбург существует сам по себе, а люди в нем - сами по себе. Две этих пространственно-временных единицы никак для урбанистов не сочетаются. И вопроса что же все-таки для чего: город для людей или люди для города - не возникает тоже.
Поскольку губернатор существует в третьем пространственно-временном континууме и никак не пересекается не только с жителями области, но и с руководством города, то писать обо всех этих удивительных инновациях следует, видимо, сразу президенту Путину. А что, приехал человек и выдал зарплаты рабочим и пенделей администраторам. Попутно отменил "расстекление" и улучшил областную медицину.
Впрочем, все провалится и до следующего приезда президента. Когда многие десятки тысяч уральцев перестанут вовремя попадать на работу и станут выкладывать из худых карманов большие деньги, то ситуация решится сама собой. Автоматически. Явочным порядком. И кто у нас мэр - ответ на такой почти шекспировский вопрос тоже будет дан...
Фото: 66.Ru

Екатеринбург: метро уходит в туман

Когда я в 1984-м году приехал в Свердловск, то метро уже строилось четыре года. Его окончательно (без двух плановых станций) сдали через 22 года после начала строительства, то есть через поколение, если брать по человеческим меркам. Вторую линию к 2020-му году, через сорок лет после начала строительства первой, только спроектируют. А если строить станут такими же темпами, то заработает она к 2042-му и ее благами воспользуются только внуки. Да и то, в весьма зрелом уже возрасте.
За это время на планете возникли не только новые линии метро, но и цивилизации. Того же Дубая, где, кстати, работает беспилотное метро, до которого нашему, как до Луны, на момент начала строительства свердловского метро, еще практически не было на карте. А китайцы, у которых работает в Пекине прекрасное метро, дрались за чашку риса.
Зато мы непрерывно поддерживаем арабских друзей, развиваем африканские территории и продолжаем быть впереди всех в области балета. И да, сооружаем храмы-на-воде. Что, безусловно, нужнее...


В материале РЕГНУМа:

Метрополитен в Екатеринбурге: Увидят ли внуки вторую ветку метро



На этой неделе вопрос о строительстве второй ветки метро вновь оказался в центре внимания. Депутат Госдумы Андрей Альшевских выложил в широкий доступ ответы чиновников мэрии на его запрос. Выяснилось, что возведение новых станций метро, начиная с жилого района ВИЗ («Металлургическая») и заканчивая районом ЖБИ, где должна появиться станция «Каменные палатки», обойдётся примерно в 90 млрд рублей. Это почти три годовых бюджета города (бюджетные доходы на 2017 год запланированы в размере 33 млрд рублей, а расходы — 34 млрд.
В связи с этим понятно, что без областной и федеральной поддержки не обойтись. Чиновники надеялись привлечь деньги на вторую ветку в рамках подготовки к Чемпионату мира по футболу 2018 года, матчи которого примет и Екатеринбург. Но их ожидал большой облом. Кроме того, в 2015 году мэрия писала в Минтранс и Минстрой России с просьбой помочь с финансированием. Эти попытки также завершились неудачей.
Есть и ещё один нюанс. Оказывается, проект второй линии метро до сих пор не разработан. На него, по предварительным данным, необходимо порядка 1 млрд рублей. Само проектирование планируется начать не раньше, чем в 2020 году. А без проекта денег никто не даст.
Добавим, метро в Екатеринбурге начали строить в 1980 году. Изначальный проект предусматривал на первой линии 11 станций: «Проспект Космонавтов», «Уралмаш», «Машиностроителей», «Уральская», «Динамо», «Площадь 1905 года», «Геологическая», «Бажовская», «Чкаловская», «Ботаническая» и «Уктусские горы». К 2012-му удалось сдать лишь девять. «Бажовскую» построили, но до конца так и не довели, а до «Уктусских гор» просто не добрались. Чиновники решили ограничиться «Ботанической» станцией. На сегодняшний день протяжённость линии метро составляет 12,7 тыс. метров. Ежедневно им пользуются порядка 150 тыс. человек.
Далее: https://regnum.ru/news/economy/2266633.html

Теракт в метро как предчувствие

Когда в стране случается очередной теракт, то это означает, что Россия заплатила очередной кровавый транш за свой статус. За державный и демократический. Между демократией и терактами есть прямая взаимосвязь, в тоталитарных государствах терактов практически не бывает. Потому что там всегда можно обязать любого гражданина быть частью системы: вовремя вставать, вовремя ложиться, смотреть строго определенную программу по телевизору и повязывать пионерский галстук своему ребенку.
"Несистемные" при таких раскладах видны невооруженным глазом и силовикам, и "системным", которые сдают "чужих" властям и прямо, и скрытно. В Советском Союзе почти не было терактов. Почти, потому что однажды, в 1977-м году, националисты взорвали московское метро. И были почти все расстреляны по приговору суда. Расстрел - тоже сильный аргумент в борьбе с терроризмом, но при демократии он вряд ли как мера сдерживания возможен.

Как только Россия выбрала демократию, разрешила арестовывать граждан только по суду и заменила прописку регистрацией, она так или иначе выбрала дорогу и к терактам тоже. Потому что человека теперь нельзя в любую минуту спросить, почему он годами не работает и на какие деньги существует. И запретить готовить священнослужителей в суперортодоксальной Саудовской Аравии тоже нельзя.
Свободное общество, как ни печально звучит, это общество, в котором время от времени случаются теракты. Насколько часто - вопрос организованности. В Англии и США - реже, во Франции чаще, в России с ее коррупцией и прозрачными границами, через которые свободно проходят миллионы мигрантов, еще чаще.
Когда сообщили про взрывы, то я сначала малодушно подумал, что у меня в Питере никого нет. Но потом вспомнил, что сейчас там группа наших журналистов, в числе которых и моя дипломница, и люди, с которыми я работал и общался. А потом вспомнил, что там вообще-то живут сразу несколько моих однокурсников. Живут те, кто меня учили в военном училище. Живут мои приятели по встречам и расставаниям, которых, как у каждого взрослого человека у меня было много. Ни один из нас не может быть в стороне от этого ужаса, в любую минуту в терактах может пострадать кто-то очень близкий. Или не очень близкий, просто знакомый, без которого мир станет меньше.
Теракт, как любое экстраординарное событие, дает возможность принять те кардинальные решения, которые правительство не решалось принять десятилетиями. В частности, о возвращении в Уголовный кодекс смертной казни. Мне кажется, можно снова поставить этот вопрос на повестку дня, я искренне не понимаю, почему должны жить те, кто взрывает метро. И почему родственники тех, кого взорвали в метро, должны кормить на свои налоги тех, кто будет жить, потому что у нас нет смертной казни. Почему мальчики и девочки, оставшиеся сегодня сиротами, должны будут кормить тех, кто взорвал их пап и мам?
И да, я за необходимые и разумные ограничения свобод. Американцы согласились на Патриотический акт, не понимаю, почему не должны согласиться мы?
Правда, для этого нужно одно - доверие к тем, кто будет ограничивать. Как это ни печально, но я должен сознаться, что у меня его не так чтобы много...

Екатеринбург и урбанисты

Я не знаю, где учат на урбаниста. Впрочем, если бы знал, то все равно не пошел бы. Не мое. Когда вижу снимки модного молодого екатеринбургского урбаниста, который всегда в майке и в джинсах, с демоническим взглядом и всегда, абсолютно всегда, уверен в своей правоте и в идиотизме всех остальных горожан, то особенно остро чувствую - не мое.
Я и урбанисты всегда существовали в разных измерениях. Во всяком случае, мне так казалось. Казалось долго, многие годы - они сами по себе, я сам по себе. А потом урбанисты начали тотальную точечную застройку и выстроили то ли склеп, то ли магазин "Пассаж" на милом моему сердцу местечке, где раньше тусовались художники и торговцы всяким околохудожественным товаром и бил фонтанчик. И я вдруг осознал, что если ты не думаешь об урбанисте, то урбанист все равно думает о тебе. И что если долго вглядываться в глаза урбаниста, то в какой-то момент времени эти глаза начнут вглядываться в тебя.

В Екатеринбурге сейчас два урбаниста. Один коллективный - это мэрия, которая, разумеется, все урбанизирует так, чтобы это было удобно своим. Другой - индивидуальный, который строит небесные ЗАГСы, уральские диснейленды и храмы на воде. Это такой оркестрик без управления любовью. Без дирижера - мелодии нет, только ноты. Но совсем не случайные, а такие, которые нужны тем, кто рядом, даже если те, кто рядом, географически в Тюмени.
Когда урбанистов в городе несколько и они хотят урбанизировать все, что плохо лежит, стоит и ездит, то город рискует превратиться в урбанизированный курятник. Это я про новую схему движения общественного транспорта. Я пользователь этого транспорта, на нем я езжу на работу и с работы, да и вообще, на нем я езжу и довольно часто. Так вот меня, который ездит часто и всех остальных, которые ездят часто, никто из урбанистов ни о чем, разумеется, не спросил. И действительно, зачем. Если правит урбанист, то остальные - его подданные. Не граждане, а именно подданные, со всем набором обязанностей и отсутствием прав. Именно мы будем по воле урбанистов мерзнуть на остановках и ждать пересадок. Именно мы будем платить больше, хотя стоимость проезда и без того повышается весьма регулярно. Именно наше мнение интересует урбанистов в самую последнюю очередь, если интересует вообще.
Нет, про мнение они, разумеется, вспомнят, когда нам нужно будет за них проголосовать. Урбанисты управляют в том числе и многими газетами, которые финансируют из наших карманов с помощью бюджетных денег. И через эти газеты они обязательно позовут нас отдать им, урбанистам, свои голоса.
И вот тут-то у нас, подданных, возникнет маленький шанс. Один из главных урбанистов получит осенью возможность урбанизировать что-то более значимое, чем Свердловская область, другие могут получить такие возможности немного позже.
Ну или придется ездить и ходить так, как скажут урбанисты. Куда в итоге уедем - интересный вопрос...

Ройзман: метро не ждите

Глава Екатеринбурга Евгений Ройзман неожиданно выступил по проблеме строительства в столице Урала второй ветки метрополитена. Никто его по этому поводу выступать не просил, поскольку всем давно понятно, что накакого метро не будет, денег на него никто давать не собирается.
У нас даже на тюрьму, которую предполагалось вынести из центра города, никто давать денег не собирается, какое уж там метро. Так и будут играть в 2018-м году в футбол на фоне колючей проволоки.

В том, что метро не будет, есть определенный философский и социальный смысл. Иностранцы, которые приедут на четыре матча чемпионата, поедут на такси, а для уральцев строить метро - только уральцев с их суровыми характерами и просто-таки нечеловеческой выносливостью, портить.
Однако, Ройзман, которому по собственному признанию,бабушки несут теплые носки и варенье, все-таки высказался. квально он выдал следующее: В целом существует проект метро. Он будет делаться по барселонскому типу: один тоннель над другим. Потому что у нас в этой зоне очень плотная застройка, чтобы сэкономить место. Не рядом, как в Москве, а один над другим. Проект есть. Приблизительно понятно, какие деньги. Пока нет возможности финансировать. Здесь, конечно, требуется добрая воля губернатора. Тогда можно будет. Но в области очень плохие дела. И финансовое тяжелое положение. Поэтому думаю, что сейчас — нет".
Здесь сразу несколько интересных нюансов. То есть, существует только проект. И только "в целом". По деньгам ничего не просчитано - понятно "приблиительно". И во всем виноват губернатор, у которогот нет доброй воли. И область, у которой дела совсем плохи.
У Екатеринбурга дела, разумеется, хороши, а у Евгения Вадимовича добрая воля есть. И если бы дал ему кто денег, так он сразу бы все для людей и построил. А так нет - не получится.
Проблема Екатеринбурга и Свердловской области, думается, все-таки не в том, что им категорически не хватает денег. Их не хватает всем, особенно сейчас. Трагедия в том, что и область, и ее центр получили почти одновременно не двух высших менеджеров, а двух писателей. При этом губернатор пишет удивительные по смеси пафоса и непонимания своих функций колонки в "Областную газету", вынужденную это на смех читателям ставить, а мэр пишет в блог тексты, представляющие из себя смесь романтики и самовосхваления.
В общем, все пишут, а кулабуховский дом, кажется, пропал...