March 6th, 2021

Россия не больна Сталиным, она им инфицирована

Тот факт, что про день смерти Сталина написали сегодня практически все более или менее заметные СМИ, говорит сам за себя. Сталин в России не просто жил, не просто жив, он будет жить еще очень долго. Больше, конечно, как миф, но миф устойчивый, упорно не распадающийся, несмотря на все усилия идеологов либерального толка. Ну да, Шаламов с Солженицыным - это, разумеется, серьезно, но со Сталиным победили фашистов, а кого победили без него, с теми, кто крушил культ личности? Разве что самих себя.
Сталин - это, безусловно, репрессии и несправедливость, но без него несправедливости как-то не стало меньше. Зато явно стало больше воровства, причем уже на государственном уровне, потому что, приватизацию, например, вполне можно считать самым масштабным воровским проектом за всю историю России.


При Сталине, понятно, была большая бедность и талоны. Но без него бедности меньше не стало, сокрушители культа личности быстро привели страну к талонам на мыло, сахар, масло и колбасу, а нынешние руководители открытым текстом заговорили о продуктовых талонах для бедных.
При Сталине запрещали аборты, что, конечно, было плохо. Но сейчас Россия вымирает и каждый год теряет многие сотни тысяч своих граждан.
При Сталине мы были, само собой, пугалом всего "цивилизованного" мира. А сейчас-то, надо понимать, не пугало, а равноправный член мировой демократической семьи.
При Сталине было так себе образование?.. Может быть, может быть. Сейчас-то совсем другое дело, нашим образование восхищается весь мир. Правда, оно стало платным, но разве в этом дело? Разве дело в том, что у нас за последние тридцать лет только пара нобелевских лауреатов на все науки? Не, конечно, все это ерунда, зато есть "болонская" система и ЕГЭ.
Сталин принял страну с сохой, а оставил с атомной бомбой. А нынешние руководители, рассказывающие нам про вред сталинизма, приняли с мощнейшей промышленностью, основа которой была заложена как раз при Сталине, а вот с чем они Россию оставят - хороший и очень непростой вопрос.
Ну да, при Иосифе Виссарионовиче не было так много храмов, сейчас с этим гораздо лучше и даже появились кандидаты теологии - большой прогресс относительно темных сталинских времен.
И перестали расстреливать даже тех, кто отобрал жизни у многих людей. И тех, кто украл у народа, тоже перестали расстреливать. Их даже сажают крайне редко - тут мы тоже ушли от Сталина далеко. Вот неразумный Китай расстреливает взяточников тысячами и как-то понемногу обгоняет Россию. У них Сталин остался на знаменах и в сердцах.
А у нас его нет. Давно. Но только как день рождения вождя, так об этом вспоминают все СМИ. Как о живом...
Фото с сайта rtvi.com
promo komandorva march 5, 2015 01:34 Leave a comment
Buy for 40 tokens
В блоге можно разместить рекламу на любую тему. Все, кроме материалов, нарушающих законодательство РФ.

Песня для блатного "Голоса"

Какая страна, такой у нее и "Голос". "Голос-дети", когда-то начавшийся на мажорной ноте, постепенно катится предсказуемым путем. Сначала организовывается "блатное" голосование по дочери Алсу, девочке вполне симпатичной, но все-таки невеликого вокального таланта. Потом появляется дочь Трофима. Немедленно, разумеется, получившая приглашение сразу от трех наставников, среди которых 26-летний Егор Крид (Булаткин) - всем мэтрам мэтр, поскольку даже не имеет высшего образования. Папа, который волнуется в комнате для болельщиков, понятное дело, пришел туда в полной секретности. Само собой.

Происходит, стало быть перерождение программы из шоу, которое дает дорогу в музыку одаренным мальчикам и девочкам, просто в шоу. Которое маст гоу он и живет отныне по своим законам. Поскольку таланты приходят и уходят, а денег хочется всегда. Впереди выступления подрастающих детей и внуков других звезд. Можно будет переименовывать из "Голоса" в "Звездного племянника".
Меняется и аудитория. Уходят те, кто хотел бы послушать ярких детей, приходят те, кто смотрит программу "Пусть говорят" и энергично интересуются - кто из звезд от кого родил и кто кому набил морду. Потому что шоу.
В самом по себе факте выступления дочери Трофима не было бы ничего страшного, но теперь зрители станут следить не за программой, а затем, насколько далеко пойдет девочка и поможет ли ей блат стать победительницей. Если поможет, то все будут говорить о том, что блат в России победит кого угодно, а если не поможет, то о том, что на всякий блат находится еще более крутой блат. То есть, в любом случае, разговор пойдет о блате, а не о вокальном искусстве. Руководителей Первого можно поздравить с креативным решением.
Не выдержал даже Нагиев: «Вот, смотрите, друзья мои, у нас такая сложная ситуация. Вы видите эту красивую, молодую девушку впервые, да? Вы ее до этого не видели, да? Когда повернулся один Вася, я подумал, что я сейчас выйду на сцену и скажу, что это дочка Сережи Трофимова. Но вы вдруг поворачиваетесь втроем. И как нам доказать опять, что мы повернулись, потому что это талантливый человек стоит?». Впрочем, возможно, Нагиев просто отрабатывал сценарий. Даже скорее всего.
Вот взяли бы и сделали спецшоу для блатных. И соревновались бы друг с другом, а не с детьми из простых семей, которые верят в то, что талант может пробить себе в России дорогу. Основали бы спецканал и там демонстрировали бы таким же, как они сами, невиданные таланты детей и внуков. И формировали бы династии. Их и так-то в России немало этих династий - Пьехи (Броневицкие), Пугачевы (Орбакайте), Малинины и так далее, а будет еще больше. От чего Россия в музыкальности, разумеется, только выиграет.
А "Голос-дети" оставьте нам. И как программу, и как надежду...

Такой "воркшоп" нам не нужен

Премьер Мишустин встретился с директором математического центра Новосибирского государственного университета Вдовиным и раскритиковал того за использование слова «воркшоп»: «Российское название воркшопа — семинар. Мне кажется, оно более звучное и более настраивает на фундаментальные исследования». А когда Вдовин попытался объяснить, что это событие нацелено именно на обучение деятельности, то Мишустин развил свою мысль: «Тогда нужно говорить: «мастерская». Я только за то, чтобы английские термины не закрывали [русские]». В итоге высокие стороны пришли к компромиссу «математическая мастерская».

Честно говоря, я тоже не понимаю, почему "воркшоп", "коворкинг" и так далее. Понятно, что речь идет о моде, мы продолжаем переть в единую европейскую семью, которая нас давно уже не ждет. Уже не переть даже, а ползти, но все равно - к общечеловеческим ценностям. На фоне антироссийской истерии и санкций продолжаем втираться в мировые университетские рейтинги и хранить верность "болонской" системе, которая самой России абсолютно не нужна и направлена на поставку российских молодых специалистов в Европу.
Но некоторые патриотические языковые проявления высоких начальников говорят о том, что как раз русским языком могут вскоре заняться. Об этом же свидетельствуют рекомендации, которые получают журналисты телевизионных каналов. Как бы Родина не придумала на этот счет какой-нибудь чугунный стандарт для журналистов и, чего доброго, педагогов. И не заставила сдавать какой-нибудь экзамен. С нее, с Родины, станется.
Вообще, какие-то меры по защите русского языка, на мой взгляд, назрели давно. Меня не убеждают разговоры о том, что язык сам разберется с тем, что ему оставить, а что выбросить. При столь интенсивном давлении англицизмов язык уже вряд ли способен к критическому восприятию того, что в него впихивают ученые мужи, журналисты и менеджеры всех мастей и оттенков. Определенная оборона нужна. И меры нужны. Но только не репрессивные, какие особенно любят в России, и не бюрократические - то говори, а это не говори. Больше надо заниматься языком в школе и в вузах, больше стимулировать к тому, чтобы говорить по-русски народных избранников и чиновничество, побуждать к критическому осмыслению необходимости масштабного использования англицизмов журналистов - аккуратно и целенаправленно.
Кстати, президент Путин говорит, в отличие от своих предшественников, на хорошем русском языке. Не "ухлубить", не "понимаш", не "сиськи-масиськи". Вот еще и Мишустин вроде бы заговорил - уже неплохо для начала...