February 16th, 2020

Протоиерей Димитрий Смирнов: гражданские жены - бесплатные проститутки

Председатель патриаршей комиссии по вопросам семьи протоиерей Димитрий Смирнов высказал мнение о том, что гражданские жены являются бесплатными проститутками. Добавив, что, с его точки зрения, российские женщины не понимают, что такое брак.
"Интерфакс" цитирует высказывание отца Димитрия полностью: «Неохота сказать "я бесплатная проститутка", поэтому говорят: "у меня гражданский брак". Здрасьте! Да нет, ты просто бесплатно оказываешь услуги — и все, а так тебя никто за жену не считает».
Продолжая свою мысль, священник отметил, что в России замужних женщин на миллионы больше, чем женатых мужчин. Он объяснил это тем, что многие мужчины женаты гражданским браком: «Ну что, трудно зарегистрироваться, что ли? Да нет, никакого труда».


Представитель Русской Православной церкви не в первый раз столь решительно высказывается относительно института брака. Однако, создается впечатление, что несколько недооценивает силу своих слов. Называть миллионы вполне добропорядочных женщин проститутками только на том основании, что у них нет штампа в паспорте, как-то не очень разумно и морально. Особенно, если учесть, что женщины эти часто имеют от своих гражданских мужей детей и внуков. Получается, что позиция священника сводится не к любви, не к обязанностям супругов заботиться друг о друге и поддерживать друг друга, а именно к формальной стороне вопроса - обязательности похода в ЗАГС.
Не вина женщин в том, что сам институт брака в нашей стране стремительно деградирует, а принимаемые законы продолжают его добивать, вынуждая мужчин многократно задуматься, прежде чем делать своим спутницам брачные предложения. Да и вообще, разговор с россиянками в такой стилистике вряд ли способствует диалогу церкви и общества. Не по-отечески, не по-пастырски. Тем более, что говорит протоиерей Димитрий Смирнов от лица самой крупной конфессии России и соответственно, собирает критические комментарии не только на свой счет.
Отметим еще одно радикальное заявление священника. Недавно об объяснил традицию освящать ядерное оружие, заявив Он заявил, что это — спасение российского народа, его культуры и храмов. По его словам, Россия существует только благодаря ракетам — если бы не они, страну бы давно уничтожили. «Нас спасают только ракеты, корабли, подводные лодки, оснащенные ядерным оружием. Если мы хотим исчезнуть, то пожалуйста... Это очень серьезно», — заявил Смирнов. С последним я, кстати, вполне согласен...
Источник: https://lenta.ru/news/2020/02/16/free/
Фото: psychologies.ru

promo komandorva march 5, 2015 01:34 Leave a comment
Buy for 40 tokens
В блоге можно разместить рекламу на любую тему. Все, кроме материалов, нарушающих законодательство РФ.

Как учителя уволили за Есенина

Скажу сразу, я бы не стал читать школьникам есенинскую "Исповедь хулигана". Не то, чтобы мне уж так не нравится эта спорная вещь великого русского поэта. Тут другое - школьникам "Исповедь" понять сложно, а наличие в стихотворении сниженной лексики понимание затрудняет еще больше. Со студентами поговорить, думаю, вполне можно, но и то, вряд ли зачитывая поэтическое творение вслух.

Но питерский учитель Алексей Никитин рискнул и его уволили. За нарушение педагогической этики и произнесение "нелитературных " слов. То есть, слово в литературном произведении есть, но произносить его не этично. Сейчас говорят, что вроде бы, не только за это, что он и вообще со странностями, но как-то так вышло, что уволили именно за Есенина. Сам Есенин такой подход одобрил бы вряд ли, поскольку полагал себя «хозяином в русской поэзии» и и говорил, что «втаскивает в поэтическую речь слова всех оттенков».
У большинства русских литературных классиков есть спорные произведения. Та же "Лолита" от Набокова никогда не была в России под запретом, хотя содержание романа вряд ли легко обсуждать со школьниками. В силу возраста, в силу зрелости. Однако, увольнять за чтение произведения классика чересчур, да и нет в тексте таких слов, которыми не пользовались бы ежедневно сами слушатели-старшеклассники. Возможно, имело смысл с преподавателем инцидент обсудить, но увольнять...
Сейчас питерский комитет по образованию по факту начал проверку, подождем её результатов. Важно, чтобы с грязной водой не выплеснули ребенка, в смысле желание учителей выходить за рамки школьной программы, прививая школьникам желание читать и понимать русскую и зарубежную литературу. Томление страсти в произведениях Бунина и Куприна, наркотики в булгаковской повести "Морфий", положительный образ проститутки у Достоевского - все это может быть и должно быть объяснено молодежи, будь на то соответствующая квалификация, такт и желание с детьми работать.
Проблема еще и в том, что именно литература формирует в школьнике личность, а уж когда мы говорим о таких авторах, как Есенин или Блок, то это верно вдвойне. Когда учился я, обращение к произведениям, находящимся на периферии школьной программы по литературе приветствовалось. Времена были дремучие, не до "Исповеди хулигана" на штатном уроке, но от вопросов учительница не пряталась и была готова поговорить о спорном. Если уж ты прочитал такую поэзию, значит, ты уже взрослый, с тобой есть что обсудить.
Фото: myslo.ru

Стала телефонистка мадонной...

– По телеграмме – третья кабина. Время разговора – три минуты. Повторяю, три минуты… - Хрипит динамик. Мы сидим в переполненном зале переговорного пункта и ждем, когда вызовут нас. Космические корабли бороздили пространство Вселенной, даже состоялся первый советско-американский полет «Союза» и «Аполлона». В области балета мы уже были впереди планеты всей. Но домашний телефон в Махачкале, где прошло мое детство, был большой редкостью, а сосед, обладающий таким телефоном – самым уважаемым человеком в доме.
Чтобы позвонить в соседний самый древний российский город Дербент, где жила мамина родня, за сутки-двое нужно было отправить телеграмму-вызов: «Приглашаетесь на переговоры». Родня приходила на свой переговорный пункт и предъявляла телеграмму. А мы – на свой и предъявляли квитанцию. После объявления нужно было шустренько забежать в указанную кабину, схватить запотевшую трубку и, наконец, услышать знакомое «алло».


Так и общались. Легче стало, когда появились междугородные телефоны-автоматы, но легче относительно, машинки постоянно ломались, проглатывали монеты и, казалось, издевались над собеседниками. Уж не говоря о том, что интимные подробности часто слышал весь переговорный пункт: и кто от кого родил, и кто от кого собирается родить, и кто от кого рожать ни в коем случае не собирается.
В Магнитогорске, где я оказался после вуза, ситуация обстояла гораздо лучше – телефоны имелись практически в каждом рабочем кабинете, так что разговор можно было заказать и оплатить, купив специальный талон, или в кредит. То еще, кстати, удовольствие, если учесть, что соединяли в пределах часа, а иногда и дольше.
«Девушка, милая, как вас звать?» — «Тома.
Семьдесят вторая». Жду, дыханье затая…
«Быть не может, повторите, я уверен — дома!..
Вот уже ответили. Ну, здравствуй, это я!»
Строки из знаменитой песни Владимира Высоцкого «Ноль семь». 07 – это был номер «междугородки». Позвони, закажи разговор и жди. Так и сидели – в ожидании голоса любимого человека, мамы, сына из армии… Было в этом, между прочим, много романтического. Когда ждешь и думаешь, как много нужно сказать за три-пять минут.
В Свердловске, куда нас перевели по службе в середине 80-х прошлого века, стало еще легче. На главпочтамте, что на проспекте Ленина, даже анонсировалась услуга фототелеграфа. Вроде бы можно было послать фотографию. Но на самом деле услуга не работала, реклама просто немного опередила технологии, на меня, пришедшего с семейной фотографией, которую собирался отправить родителям, посмотрели большими глазами, а начальник, которого вызвали, чтобы разобраться с этим «малахольным», понимающе кивнул головой – да, знаем про такое. Но у нас пока что нет. Так что фотография поехала в конверте. Немножко помятая, но надежно.
«Пейджеры» - это уже как во сне. «Девочка-тинейджер, позвони на пейджер» - песня эпохи. Тоже имелся далеко не у каждого. А когда появились первые доступные мобильные телефоны, то их демонстративно клали на столы в ресторане или кафе. Подвешивали на поясе поверх одежды. Чтобы все видели – владелец крут. Минута стоила сумасшедшие деньги, но для любви и для дела не названа цена – народ звонил и радовался. Да что там радовался, был счастлив.
Когда вспоминаешь про все это, то начинаешь понимать, что связь – не только и даже не столько технология, сколько философия. И когда мы говорим, что из обезьяны человека сделал труд, то нужно добавить, что дальнейшее развитие человека от «твари дрожащей» к уверенному в себе шло именно через совершенствование коммуникации. Ясно и другое – мы не ценим прогресса так, как надо было бы его, наверное, ценить. Интернет, навигация, все эти многочисленные сервисы сегодня воспринимаются как должное. И то, что в любую секунду можно нажать на кнопочку и позвонить в любую точку мира – как должное тоже. И услышать то самое «алло», чтобы сказать то, что собирался сказать. Или промолчать, радуясь знакомым интонациям.
Недавно во время отпуска мы искали на другом краю света «Миракл гарден» - знаменитый парк цветов. И хорошо помаялись, когда аборигены стали посылать нас в прямо противоположных направлениях. А потом вспомнили, что это вообще-то сущая ерунда – просто заглянуть в смартфон. Загляни в смартфон и будь со страной, где бы ты ни обретался географически. А самое главное – будь самим собой, потому что настоящая свобода – это свобода общения.
Жизнь не становится с хорошей связью проще – ничего подобного. Но она однозначно становится интереснее…
Фото: yaplakal.com