December 30th, 2019

Охлобыстин и проститутки. Которые "по нужде"

Актер Иван Охлобыстин обругал телеведущую Водонаеву за то, что та призвала "не рожать рабов для российского государства". И назвал её проституткой. А через два дня извинился перед проститутками. Потому что "они по нужде". Сочувствие проституткам - это и по-человечески, и по-христиански. Татуированный от ушей до пяток Иван Иванович вообще-то православный священник, находящийся в каком-то странном статусе. Отпущенный на кормление после того, как он несколько лет назад громко заявил о том, что не может в качестве батюшки содержать свою семью. Ну, то есть пофарисействует в кино и на ТВ и, не исключено, вернется к тому, чтобы нести в массы святое слово.

То, что говорит Водонаева, представительница российской богемы и светская львица, действительно не вызывает особенных симпатий. Потому что призывая не рожать и высказывая открытое презрение к семьям, которые "живут в нищете" и растят несколько детей, она, по сути, призывает к разрушению государства. Ибо не будут рожать русские и представительницы других российских народов, так будут рожать в Россию приезжающие из Азии. Когда национальный баланс будет таким образом сломан окончательно, Водонаева и её подруги найдут себе тихое и славное местечко где-то в Испании, а те, кто по её призыву не рожали, останутся здесь. Без детей и в фактически чужой стране.
Так что в оценке Иван Охлобыстин, пожалуй, близок к истине. Но неправ он в другом. В том, что не поднимает голоса по ключевому вопросу: а почему, собственно говоря, те, кто решаются завести второго или третьего ребенка, сразу же опускаются на дно российского общества, становясь или бедными или очень бедными? И почему государство кормит кого угодно и перебрасывает самолетами огромные объемы гуманитарной помощи в Сирию, при этом позволяя своим гражданкам непрерывно думать о том, как добыть детям лишнее печенье или шоколадку?
Кроме того, есть и еще один важный нюанс. Между прочим, Водонаева - мама, так что обзывая её проституткой, Охлобыстин обзывает сына Водонаевой - сыном проститутки. Что вряд ли украшает самого Ивана Ивановича.
Рожать или не рожать - это, разумеется, выбор самих женщин. Плохо то, что выбор этот они делают в плохой ситуации. Из двух зол. Не рожать - не реализовать свое право на то, чтобы быть матерью. Рожать - обречь себя на небогатое, а чаще, очень небогатое существование. Пока что выбор, который делают женщины, не дает стране провалиться в демографическую яму окончательно. А вот как будет дальше - это очень непростой вопрос...
Фото: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»
promo komandorva march 5, 2015 01:34 Leave a comment
Buy for 40 tokens
В блоге можно разместить рекламу на любую тему. Все, кроме материалов, нарушающих законодательство РФ.

Почему "Мидуэй" популярнее в России, чем "Ржев"?

А потому что его снимали для коммерческого успеха, для людей, а не для того, чтобы получить приз на европейском фестивале. Где не получить приза за фильм о Второй мировой, если не показать гитлеровца с человеческим лицом, а бойца Красной Армии - с нечеловеческим. Недавно смотрел "Дылду", тоже снятую для фестиваля, а не для зрителя - с фронтовичкой с лесбийскими наклонностями. Ну да, Родину отстояли сталинские уроды, фанатики, уголовники в штрафбатах и лесбиянки. И зря, оказывается отстояли, потому что воевали с культурными и хорошо пахнущими фашистами.
Еще занятнее, что снимается вся эта военная кинопорнуха на бюджетные деньги...


В материале проправительственного "Взгляда":

Снимите, наконец, нормальное кино о войне!
Владимир Веретенников
Журналист

Недавно посмотрел два художественных фильма – американский «Мидуэй» и российский «Ржев». Оба посвящены событиям Второй мировой, но разница в подаче колоссальная. С одной стороны – американские герои без страха и упрека спокойно и красиво мочат жестоких японцев. С другой – традиционные для российского военного кинематографа самооплевательство, грязь, абсурд и бессмыслица.
На просмотр «Мидуэя» я отправился, в рецензии специально заранее не вчитываясь. Но успел краем глаза отметить, что фильм крепко ругают – причем с двух сторон. Ругают «профессиональные историки», как всегда увидевшие неправильное количество заклепок на крыльях японских и американских самолетов, и бранят «профессиональные критики» – за картонных и плоских героев, за недостаточно глубокие чувства, за отсутствие рефлексии и т. д. Однако при ближайшем рассмотрении все оказалось не так уж страшно. Я, правда, никогда профессионально не занимался историей войны на Тихом океане, но мой любительский взгляд ничего особо не резало – а большего от художественного фильма и не требуется.
Это батальное полотно, своего рода хрестоматия, поданная с высоты птичьего полета. И именно как батальное полотно фильм хорош. Начинается с Перл-Харбора, затем показан рейд американцев на Маршалловы острова, налет Дулиттла на Токио, битва в Коралловом море (правда, поданная очень схематично) – и, наконец, собственно гвоздь сюжета.
Роланд Эммерих дает картину широкими мазками: зритель оказывается то в офицерском клубе, то на посадочной палубе авианосца, то на борту атакованного в Перл-Харборе линкора, то в американском шифровальном отделе, то за штурвалом пилота атакующего японцев бомбардировщика, то в рубке подводной лодки. Кульминационный момент – когда «Донтлесс» Дика Беста в пике укладывает бомбу на палубу «Акаги». Я вжался в кресло и практически не дышал от восторга. Претензии к сюжету есть, но не очень существенные. Так, практически за кадром осталась ответная атака японцев на «Йорктаун» – а если бы ее показали, это бы только усилило драматизм и увеличило бы цену и значение одержанной победы.
Кадр из кинофильма "Ржев"