November 3rd, 2019

Дмитрий Быков: "клоачный русский" - это мягко сказано

Писатель Дмитрий Быков поддержал профессора Высшей школы экономики Гасана Гусейнова и заявил, что согласен с тем в оценках русского языка. Он назвал Гусейнова «выдающимся филологом, замечательным языковедом», который якобы представляет «потенциальную опасность» для сегодняшней России. Кроме того, Быков указал на то, что мысль о «клоачном русском» – «это еще мягко сказано». «Они (СМИ - В.А.) пользуются мусорным, базарным, блатным русским, они пользуются худшими изводами русского языка…».

Я один из тех, кто с симпатией относится к творчеству Дмитрия Львовича. Больше того, некоторые его произведения, например, роман "Списанные", кажутся мне образцами первоклассной современной русской литературы. В этом творчестве не все однозначно, романы "Оправдание" и "Ять" я бы шедеврами не назвал, но писатель Быков, в любом случае, качественный, чего не скажешь о его поэзии. Впрочем, мое мнение, разумеется, субъективно.
Однако, насчет весьма заметного в российской науке Гусейнова я бы с господином Быковым не согласился. Как по форме, так и по сути. Дело в том, что русский язык, как и все мировые языки имеет много уровней. И тот уровень, на котором общаются друг с другом Гасан Чингизович и Дмитрий Львович, наверное, можно считать эталонным, но вряд ли на таком языке когда-то говорила и будет говорить страна. Язык филологов и язык народа, в котором филологи функционируют как ученые и живые организмы, отличается и отличаться будут всегда.
В Америке не говорят на языке Уитмена и Фолкнера, но зато говорят на пиджин-инглиш, агрессивной смеси американского английского, испанского и некоторых других языков. В Великобритании никто не говорит на языке Шекспира, а во Франции на языке Бодлера. Насчет Китая рассуждать труднее, но можно предположить, что и там никто не общается на языке Конфуция и Сунь-цзы. В Китае вообще минимальный уровень знания - 2-3 тысячи иероглифов, а тамошние филологи знают 50 и более тысяч.
Ни в одной стране пресса не пишет на элитном литературном языке. И писать никогда не будет.
Все это совершенно естественно и в общем-то в этом нет ничего хорошего, как и в странном стремлении филологов заставить страну говорить на языке Пушкина и Достоевского. Во времена этих великих российская элита и вообще стремилась говорить по-французски.
Почему же "клоачным языком" пользуются именно, как говорит профессор Гусейнов, в "порядком одичалой России". А потому что он её не любит. И совершенно неслучайно называет "этой" страной. Потому что полагает себя представителем гораздо более высокой европейской цивилизации. Вынужденным работать среди черни. Филологическим конкистадором, миссионером, цивилизатором в пробковом шлеме среди безграмотных аборигенов. И таким же чувствует себя Дмитрий Львович Быков.
Россия не их страна, а это страна их обитания. Просто потому, что другая страна пока что не предложена. И язык у нее "клоачный". Профессура ВШЭ четко и все больше отделяет себя от своего народа. Язык - одно из направлений этого разделения.
Об этом нужно говорить прямо. На русском языке. В той степени чистоты, чтобы было понятно и самим профессорам и народу...
Фото: flickr / Газета Кемерова
promo komandorva march 5, 2015 01:34 Leave a comment
Buy for 40 tokens
В блоге можно разместить рекламу на любую тему. Все, кроме материалов, нарушающих законодательство РФ.

Народное единство - День есть, а праздника нет...

Я не считаю День народного единства праздником. Лишний выходной среди предзимья - хорошо и вовремя, а насчет праздника - смешно.
Во-первых, очевидно, что красная дата календаря пришла вместо 7 ноября, Дня Великой Октябрьской революции, которую сейчас называют не иначе, как "переворотом". Поменять-то можно, но осадочек остается. Во-вторых, потому что дата была выбрана и как день окончания Великой Смуты, но смутных этих времен в истории Отечества было потом еще немало, чем, например, 90-е годы прошлого века не великая смута? В-третьих, если у нашего народа единство, то почему, собственно, только один День? И наконец, в-четвертых, где оно, вообще, это единство и может ли оно вообще иметь место в обществе очень богатых и очень бедных?
А тут, вдруг, прочитал материал о том, как День учреждался. Стало еще занятнее...


В материале "Известий":

Общность бытия
Академик Валерий Тишков — о значении Дня народного единства для россиян

Когда мы говорим о Дне народного единства, то самый важный вопрос — а кого же мы подразумеваем под словом «народ»? Речь идет не только о всех россиянах, но и о наших согражданах, которые живут за рубежом и имеют связь с Россией. Это более широкая общность — Русский мир — люди, объединенные прежде всего знанием русского языка, любовью к русской литературе и истории.
Понятие «российский народ» утверждалось с трудом. После распада СССР советский народ ушел в небытие, поэтому новая Россия должна была возродить понятие «российский народ» и «россияне». И его далеко не Борис Ельцин придумал. Еще Михаил Ломоносов написал трактат «О сохранении и размножении народа российского», эти термины всегда были и у Николая Карамзина, и у Александра Пушкина.
Сегодня осознание того, что мы россияне, выходит на первое место среди других форм нашей идентичности. Может быть, в республиках, например в Татарстане или Якутии, оно конкурирует по степени важности и приоритетности с принадлежностью к национальности. Но в целом в России по всем опросам более 70% граждан ставят на первое место «я россиянин, гражданин Российской Федерации». Это очень важный сдвиг, который произошел за три неполных десятилетия, в том числе благодаря усилиям, которые делает государство по линии календаря, символики, образования и массового просвещения.
Из чего же складывается наша российская идентичность, или российское самосознание? Мы не просто носители одинаковых паспортов. Мы представляем собой полиэтничную гражданскую или политическую нацию.
В Конституции написано: «Мы многонациональный народ». Но
Далее: https://iz.ru/938473/valerii-tishkov/obshchnost-bytiia
Фото: svoboda.org

Всеобщее высшее образование как опасная утопия

В Советском Союзе, стране в промышленном и научном отношении весьма развитой, только 15 процентов населения имели высшее и среднее специальное образование. Остальные трудились в статусе рабочих и крестьян, получая, кстати, зачастую больше врачей и инженеров. Что укладывалось в тогдашнюю государственную логику, гегемонами провозглашались как раз рабочие, а интеллигенция - только прослойкой.
Сейчас высшее образование становится практически тотальным, при почти полном закрытии профессионально-технических училищ. То есть, прослойки полным полно, а вот того, что ей прослаивать, мало. И тот факт, что продавец в магазине, торгующем обувью, имеет диплом экономиста или менеджера, не особенно радует. Массовое образование не может быть качественным по определению - для него нет ни такого количества квалифицированных педагогических кадров, ни учебной базы.
Однако маховик не желает останавливаться, а горшочек продолжает активно варить. И получается, что дипломы раздаются веером, а работать в производстве - некому. Некому изобретать и заниматься инжинирингом...


В материале "Независимой газеты":


Всеобщее высшее – это утопия

Все больше россиян разочаровываются в вузовском дипломе


ВЦИОМ обнаружил недоверие россиян к российским университетам. Особенно у старшего поколения. Высшее образование в России наши соотечественники оценивают преимущественно как среднее (39%). Среди всех опрошенных высокие оценки ему дали 22% респондентов, а низкие – 29%.
Высоко оценивают качество отечественного высшего образования 18-24-летние респонденты (33%), в то время как люди старшего возраста более скептичны – низкие оценки качеству высшего образования в России дают граждане 45-59 (29%) и от 60 лет (31%), замечают авторы опроса.
Но недовольство качеством высшего образования – это не только наша отечественная проблема. Сегодня это коснулось уже многих государтсв. И свидетельствует это в принципе о крахе той идеи, что высшее образование может быть всеобщим. Все люди разные. И подход системы массового образования, основанный на том, что каждого можно обучить чему угодно, было бы у него желание и трудолюбие, ошибочен в корне. У людей, от природы не предрасположенных к чему-то, желание, а тем более усердие вдруг не возникнут. Это можно проследить на примере нашей страны. Когда в 90-х открыли шлюзы высшего образования, то диплом о высшем образовании получали практически 8 человек из 10. Но обучить необучаемых невозможно. Произошла резкая девальвация университетского диплома. Потом пришло отрезвление. И началась большая кампания по сокращению вузов. Более или менее успешно она продолжается с середины нулевых по сей день.
Сегодня она еще перекрывается встречной кампанией за перестройку системы среднего профтехобразования. О резко возросшем числе студентов техникумов и колледжей сообщали в свое время и вице-премьер правительства по социальным вопросам Татьяна Голикова, и министр просвещения РФ Ольга Васильева. И Рособрнадзор. Правда, рапортует последний больше о росте проходного балла ЕГЭ. И о росте балла среднего. Но тем самым он тоже помогает исчезать вузам.
Далее: http://www.ng.ru/education/2019-10-02/8_7691_diplom.html
Фото: РИА Новости / Независимая газета