April 22nd, 2019

Как правильно плакать по Нотр-Дам

Народное горе по сгоревшему храму-легенде Нотр-Дам-де-Пари неизбывно. Скорбь безутешна, трудно вспомнить, чтобы в России так дружно плакали над гибелью чужой церкви. Причем, в трауре даже те, кто регулярно выходят на демонстрации против строительства христианских храмов в самой России. И те, а таких огромное большинство, кто никогда не видел Собора парижской богоматери, так сказать, в натуре. Можно понять, Квазимодо, Эсмеральда - романтические литературные образы часто становятся системообразующими и как же мы теперь без Нотр-Дам?

По стране прокатились волны призывов собрать для восстановления храма деньги. Инициаторов не смущают несколько интересных обстоятельств - на восстановление уже пожертвованы многие миллиарды евро богатейшими людьми Франции и мира, а в России стоят брошенными сотни и сотни храмов с прекрасной историей. В которой, не исключено, есть и русские квазимодо, и русские же эсмеральды. Но те, кто призывают собирать деньги, скорее всего, чувствуют себя больше гражданами мира, чем своей страны. И здесь нет ничего нового - так было все несколько последних столетий.
Несколько лет назад я был в маленькой, уже почти вымершей уральской деревне Родники, когда-то называвшейся чуть менее романтично, но тоже красиво - Лягушино. Там стоит брошенный вот уже много десятилетий храм. Когда-то большевики расстреляли священника, потом в храме, как водится, хранился урожай, а сейчас гнездится воронье. Денег на восстановление нет и не предвидится, хотя храм красивый и стоит в прекрасном месте.
А еще за несколько лет до этого я был в Новоиерусалимском монастыре в Подмосковье, на Истре. Это уже не просто сельская церковь, а самая настоящая святыня, где дух снисходит даже на агностиков и атеистов. За годы реставрации монастырь восстановлен едва ли на малую часть, там еще работать и работать, не год, не два и не пять. Нужны деньги и силы, которых нет.
Град-Свияжск - шедевр на острове, расположенном в пересечении Волги и Свияги. Два монастыря фантастической красоты, обозначенное для туристов расстрельное место и работы лет на десять-двадцать, если такими же темпами.
Сочувствие ближнему - это не только нормально и честно, это вообще лучшее проявление того человеческого, что заложено в нас с рождения. Замечательно, что злорадствовать по поводу пожара в Париже решились немногие, но не менее важно начинать восстановление со своего Отечества. Тем более, что в Отечестве есть что восстанавливать - храмы, дворцы, дома, другие исторические и культурные объекты. В любом крупном городе каждый год исчезают объекты культурно-исторического наследия. Чтобы поднять их из руин нужны большие деньги, а земля под ними остро востребована под строительство жилья и другой коммерческой недвижимости. Так может быть, сопереживая храму, воспетому Гюго, обратиться к чему-то более близкому - и географически, и культурно?
У Нотр-Дам найдется много спасителей. А вот, когда сгорела чудная древняя церквушка в Кондопоге, то ни из Франции, ни из Европы денег нам почему-то не прислали...
Фото с сайта Pinterest
promo komandorva march 5, 2015 01:34 Leave a comment
Buy for 40 tokens
В блоге можно разместить рекламу на любую тему. Все, кроме материалов, нарушающих законодательство РФ.

"Бунт" на корабле. Не платят "суточных"

Моряки сразу трех экипажей Черноморского флота подали на командование в военный суд с требованием выплатить "суточные" за время выполнения задач в водах Сирии. Деньги заметные - по 200-300 тысяч рублей. Офицеру положено в день 62 доллара в рублевом эквиваленте, матросу и старшине - 43. После вычета стоимости питания остается существенно меньше - по 18,6 и 12,9 долларов соответственно, но это тоже, если учесть месяцы похода, существенная сумма.

Суд военным морякам отказал. Мотивировка: палуба кораблей - это территория России, а потому экипаж - не в командировке. Но в таком видении проблемы есть нюанс - пилот в кабине бомбардировщика или транспортника, летающего на выполнение задачи в Сирию, тоже находится на территории России. Но деньги получает. Поэтому совершенно не исключено, что заявители пойдут дальше - в Верховный суд.
Споры из-за денег в военных судах - не редкость, а скорее, достаточно регулярное событие. Недавно экипажи сразу двух кораблей добились через суд права считаться участниками боевых действий. С соответствующими льготами и выплатами. Ничего необычного тут нет - военнослужащие тоже являются субъектом права, они могут и должны защищать свои интересы. Чаще в подобных вопросах суды принимают решение в пользу заявителей, но в данном случае, видимо, были приняты во внимание какие-то дополнительные обстоятельства, о которых мы не знаем.
Вместе с тем, право правом, но любые конфликты офицеров с командованием, выходящие в суды, не способствуют укреплению как боевого товарищества, так и вертикали управления, ибо в армии, как нигде, авторитет командира - огромная ценность и если командир проигрывает подчиненному в суде, то сам авторитет от этого серьезно страдает. Пусть даже командир проигрывает не за себя, а за министерство обороны, которое он представляет.
Участие военнослужащего в боевых действиях подразумевает резкое повышение практически всех положенных выплат. Схемы могут быть разными, но денежная составляющая увеличивается от двух до трех раз - и это совершенно справедливо, поскольку военный рискует жизнью. Но Отечество всегда ухитрялось как-то служивого объегорить. Например, в Афганистане часть содержания выплачивалось не в твердой валюте, а в эрзац-деньгах - специальных чеках Внешпосылторга, отоваривание которых само по себе представляло определенную проблему, а курс был явно занижен.
Тысячами судились с военным ведомством офицеры и прапорщики и во время многих других боевых конфликтов, например, в Абхазии, где много лет была развернута российская миротворческая группировка. Доходило до анекдотического: разбирательства шли многие месяцы, потом еще по полгода-год деньги шли из министерства финансов, за это время "деревянные" обесценивались и военный снова подавал в суд, чтобы скомпенсировать потери.
Все это никак не способствует ни укреплению имиджа армии в обществе, ни настроениям в самой армии, где в какое-то время судились с военным ведомством практически все: за невыплаченные годами "пайковые", за невыплаченные месяцами оклады и так далее.
Если Родина посылает своих военнослужащих на чужую войну, то она должна исключить ситуации, когда ее защитники подают на нее в суд. Это некрасиво. Тем более, что и суммы, в масштабах Родины, невеликие...
Фото: телеканал "Звезда"