April 8th, 2019

Познер захотел объединить Россию

Тележурналист Владимир Познер поискал национальную идею, которая могла бы сплотить Россию. И пришел к выводу, что выбор невелик. Если, конечно, он вообще есть. Потому что "национальной идеи нет ни у Франции, ни у Англии. А в США есть - так называемая "американская мечта" и вера в свободу и равенство - "в то, что в Америке любой человек может стать кем угодно, и что все равны, неважно откуда вы приехали», хотя сейчас эта идея «гораздо менее сильна, чем была когда-то». В Советском Союзе, как считает Познер, «была цель» – «построить социализм, а потом коммунизм», но со временем люди «стали понимать, что это неправда».

В православие как объединяющую силу известный журналист тоже не верит. Да и вообще, "объединить людей можно только вокруг правды". Поскольку, «когда у людей убеждение, что все равно ничего не будет, что бы я ни делал, как бы я не проголосовал», тогда «очень плохо».
Познера, которому исполнилось недавно 85 лет, в последнее время очень много и это, наверное, возрастное - хочется философских обобщений и провидческих прогнозов. Чем человек старше, тем ближе он к богу, а потому высказываются мысли, которые можно было бы потом занести на гранит памятника. Так что принимать слишком уж серьезно, не стоит, тем более, что у Владимира Познера три паспорта. Национальную идею он ищет в России, а жить, как много раз говорил, хочет во Франции или США.
Вместе с тем, насчет идеи, я с ним во-многом согласен. Православие - это не национальная идея, хотя бы потому, что религия вообще не может быть объединяющей идеей в государстве со столь пестрым национальным составом и преимущественно атеистически настроенным населением. Религия немыслима без догматов, а догматы никому и никогда не давали развития.
Но, увы, патриотизм, на который как на идею возлагаются большие надежды, тоже не годится в национальные стержни. Потому что если патриотизм - национальная идея, то Россия - превыше всего. Над чем посмеются тысячи представителей национальной же элиты, давно уже переместившие через границу и капиталы и детей. Капитализм и патриотизм - антагонисты, либо то, либо другое. Капитализм будет искать деньги по всему миру, всякие там флаги и гимны интересуют его только как инструмент поиска денег. Когда он говорит "Россия", то имеет в виду, что российская армия должна защитить на деньги налогоплательщиков его бизнес где-нибудь в Африке.
В либерально-капиталистическом обществе страна обречена жить без идеи - тут Познер катастрофически прав. Другое дело - национально-капиталистическое общество, тут скрепляющая идея - национализм, но какой может быть национализм с такой демографией у системообразующего народа государства? Да и к чему в России может привести национализм - это мы тоже хорошо знаем. Вот в Израиле национальная идея - но там довольно четко выраженная национальная структура государства. Да и рождаемость у основного народа совсем другая.
Получается, что мы обречены жить без национальной идеи. Что, наверное, плохо. Проводить торжественные парады, посвященные годовщине Победы, разумеется, можно еще двести лет и снимать кино про первых космонавтов - можно тоже, но вряд ли через много лет это вообще будет кого-то интересовать. Китай, у которого есть идея, уже собирается делить Луну, хотя двадцать лет назад про него как космическую державу никто даже и не вспоминал.
Да, у Британии нет национальной идеи. Но у них хотя бы есть королева - символ нации. Да, у Франции тоже нет национальной идеи. Но хотя бы есть "Марсельеза".
У нас есть трижды переделанный гимн, в тексте которого когда-то был Сталин, а теперь вместо него - бог. Ну и нефть тоже пока что есть...
Фото: http://kaifolog.ru
promo komandorva march 5, 2015 01:34 Leave a comment
Buy for 40 tokens
В блоге можно разместить рекламу на любую тему. Все, кроме материалов, нарушающих законодательство РФ.

Храм или сквер? Вопрос усложняется...

В воскресенье в Екатеринбурге прошел митинг против строительства храма святой Екатерины, еще задолго до своего создания получившего название "храма-на-драме", на задуманном властями месте у правительственных зданий и театра драмы. Цель формально заявлена иная - за сохранение сквера, но все всё понимают. Собралось, по разным оценкам, до 4 тысяч человек, что меньше, чем было во время недавнего молебна за храм. Однако, нужно отметить, что эти 4 тысячи пришли добровольно, тогда как на молебен людей привозили фирменными автобусами, а спецгостей - от Миши Галустяна до Михаила Пореченкова - даже самолетами. За митинг не агитировали всеми своими полосами и телепрограммами губернаторские СМИ. Кроме того, ни 4 тысячи, ни 10 тысяч по Екатеринбургу большими и убедительными величинами не являются.

Так что дело не в количестве, а в качестве. Если анализировать это качество, то можно сделать несколько важных выводов.
Во-первых, конфликт вокруг храма однозначно перешел на политический уровень. Религиозного тут уже почти ничего не осталось. Строго говоря, против строительства храма святой Екатерины - покровительницы города - никто и не возражает. Возражения идут по совсем другому поводу.
Во-вторых, конфликт постепенно радикализуется, и чем больше игнорируется мнение нерелигиозных горожан относительно выбора места для храма, тем выше волна протеста. Конфликт все больше выходит в федеральную повестку дня и, разумеется, докладывается на самый верх, причем с разных направлений информирования. Соответственно, возникают весьма неприятные перспективы роста протеста по мере приближения к началу строительства. При этом сами выступления носят вполне мирный характер. Факт невмешательства полиции, несмотря на несанкционированность митинга, говорит о многом - власти тоже обострений откровенно не хотят.
В-третьих, неудачей закончилась попытка маргинализировать протест и представить его как сборище "навальнят". Вчера в сквере присутствовали довольно много известных и вполне уважаемых людей, представлявших и культуру, и науку, и СМИ. Никакого отношения к Навальному и антипутинской оппозиции они не имеют.
В-четвертых, когда власти говорят о формировании в России гражданского общества, то, возможно, не знают, что оно уже сформировано. Чем митинг у храма не проявление гражданского общества?
В-пятых, протесты активно поддерживают оппозиционные СМИ и социальные сети. При этом выясняется, что они имеют, как минимум, не менее сильные медийные возможности, чем губернаторские и окологубернаторские ресурсы. Это к вопросу об эффективности расходования бюджетных средств.
В-пятых, Екатеринбург вновь подтверждает свою репутацию мегаполиса, где религиозные настроения явно не преобладают.
Что же из всего этого следует? А то, что губернатору предстоит сделать очень нелегкий выбор. С одной стороны он находится под давлением олигархов и представителей церкви, желающих храм, пусть даже и не слишком удачный в архитектурно-эстетическом отношении, непременно построить. С другой, глава области вынужден учитывать перспективы протестных мероприятий, которые, учитывая медийное значение Екатеринбурга, непременно будут иметь резонанс в Москве.
Что-то мне подсказывает, что губернатор выберет строительство. Впрочем, на митинги и молебны я не хожу, поэтому, возможно, ошибаюсь...
Фото: портал Е1.