July 30th, 2018

Кисловодск, танцующий лезгинку в темноте

Русский Баден-Баден - Кисловодск удивительным образом похож на всю нашу страну. Немного русский, немного армянский, чуть еврейский и сильно кавказский. Пройдешь вечером по легендарному Курортному бульвару и услышишь и "Ветер перемен" от "Скорпионз", и лезгинку из модного грузинского ресторана "Мимино". Особый драйв в том, что лезгинку танцуют в основном подвыпившие русские женщины, в их исполнении она больше похожа на греческий сиртаки с легкой латиноамериканской акцентуацией.

Кисловодск, за развитие которого в последние годы персонально и негласно отвечает Валентина Матвиенко, устраивающая городским властям регулярные разносы, резко прибавил и вполне сопоставим по общему уровню сервиса с европейскими курортами. Во всяком случае, Карловым Варам и Монтекатини Терме, которые я видел, он не уступает точно. Ни красотой, ни развитием, ни ценами. После того, как знаменитый Кисловодский парк в полторы тысячи гектаров стал Национальным, он стремительно преображается. Миллиарды закопаны не зря, пусть солидную часть из них, как водится, успешно разворовали - ливни смывают асфальт, а дороги, построенные с нарушением технологий, кое-где просто проваливаются. Тем не менее, каждый год сдаются новенькие санатории - 4, 4+ и даже пять звезд.
И это при зарплатах медсестер в 15-18 тысяч рублей, а уборщиц - 7-8, официантки получают 5-6 тысяч плюс небольшие премии, поварихи 10-12 тысяч. И так везде в сочетании с тотальной безработицей и дикими, по понятиям крупных российских городов, затратами на коммунальные услуги. Падение уровня жизни видно и по резко сократившимся в численности экскурсионным конторам - у людей нет денег на экскурсии, рассказывают знакомые по прошлым заездам продавцы турпоездок.
Стоит выйти из сверкающей курортной зоны или заглянуть за блестящий "европейский" пансионат, грязь и запустение. Прошедший пару дней назад ураган с градом вырубил из сети почти весь город, редко какой санаторий смог покормить своих постояльцев ужином, мы топали чуть ли не километр по дождевым потокам, чтобы найти магазин, где нам при свечах продали нехитрую еду. Отключились медицинские посты, никаких дизелей ни у кого нет.
Коммерческих путевок покупается все меньше и меньше - рост цен и падение доходов делают свое дело. Зато полны санатории, представляющие ведомства, где путевки бесплатные или льготные. И, кстати, "цековская" "Заря", относящаяся к управлению делами президента РФ тоже полна. Здесь рай, и свет горел даже в ураган...
Фото с сайта www.tourprom.ru
promo komandorva march 5, 2015 01:34 Leave a comment
Buy for 40 tokens
В блоге можно разместить рекламу на любую тему. Все, кроме материалов, нарушающих законодательство РФ.

Войнович. Чонкин уходит в небо

Мне всегда нравилась эта вещь Войновича "Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина". И я никогда не понимал ни посткоммунистическое министерство обороны, ни так называемую ветеранскую общественность, желавшую по привычке лицезреть литературный образ солдата исключительно в каске, начищенных кирзачах и со значком "Отличник Советской Армии". В армии всегда были и умные, и глупые, и очень умные. Потому что армия - это часть народа, а народ наш, при всем к нему уважении состоит не только из академиков.

Побеждали фашистов тоже вовсе не обязательно интеллектуалы, а просто все, кому довелось держать в руках винтовку со штыком, танковые рычаги или, например, штурвал бомбардировщика. Потому что для того, чтобы воевать за Родину вовсе не обязательно иметь диплом о высшем образовании, важно просто ее любить.
Российские, советские, а потом снова российские офицеры во все времена с удовольствием слушали и рассказывали про себя анекдоты и от их смеха наши Вооруженные Силы не становились слабее, а совсем наоборот. Потому что умение посмеяться над собой - признак здоровья, а не нездоровья.
Мне никогда не нравились политические заявления Войновича. Часто они были тоже откуда-то из позднего СССР, от обиды за исключение из Союза писателей, за которое единодушно голосовали и папа нынешнего политического ясновидца Михалков-старший, и автор "Журавлей" Гамзатов, и тот, кто потом отринет времена в которых неплохо существовал, в своем романе "Зубр" - Гранин. Такое впечатление, что Войнович смертельно обиделся на свою страну навсегда. И на ее народ - тоже. Что, конечо, не делало ему чести.
Он был очень сложным человеком, но кто из них, писателей сталинских глухих лет и хрущевской оттепели, не был сложным? Тот же Солженицын, призывавших американцев сбросить атомную бомбу на Кремль, а потом ставший в России едва ли не новым пророком и похороненные неподалеку от того места, куда должны были бы упасть атомные бомбы - в некрополе Донского монастыря, - разве он был простым?
И все-таки Владимир Войнович, чью смерть государство мстительно обошло заслуженным вниманием, это потеря для русской литературы и ее поклонников. Впрочем, Чонкин останется с нами, даже если часть его души вместе с писателем ушла в небо...