February 19th, 2017

Путин ударил по паспорту

Надо сказать, что признав паспорта ДНР и ЛНР, Путин ударил в своем стиле - неожиданно и больно. Для киевской власти это, конечно, большой шок. По сути, им объяснили, что если весь этот ужас под Донецком будет продолжаться, то оба ошметка Донбасса могут признать по грузинскому варианту.
Дальше все тоже пойдет, как с Грузией - с признанными "республиками" тут же заключат договор о взаимной военной помощи и разместят там войска. Формально это будет почти законно, согласно международному праву, государство считается признанным, если его признает хотя бы одна страна.

И все, Украина эти земли потеряет окончательно. При этом Темнейший в общем-то мало чем рискует, Трамп вряд ли пойдет на новые санкции, да и арсенал у него все-таки довольно серьезно ограничен. А Европа не знает уже, как поддерживать санкции имеющиеся. Да и Украина им со всем бардаком явно поднадоела. Более миллиона украинцев приняла уже только одна Польша. А основной исход еще только впереди - он начнется, как только отменят визы.
Путин поднял ставки еще раз. Но кроме плюсов, у такой игры на повышение есть и пара серьезных минусов. Во-первых, у наших границ продолжат размещать войска и инфраструктуру НАТО. Во-вторых, на время Украину вновь попытаются поддержать и снова дадут денег и боеприпасов. Ни то, ни другое, понятно, власть киевскую не спасет, но пару лет еще подержит на плаву. В-третьих, украинцы все-таки могут рискнуть отвоевать территорию силой. Чем это завершится - ясно, но попытаются - вполне, хотя бы в качестве большой провокации. В надежде, что поддержит Америка.
Но главная проблема не в этом. А в том, что нам придется эти два недогосударства кормить. Интегрировать их в российскую экономику пока практически невозможно, уголь тамошний России не нужен. Ресурс разве что люди. Придется финансировать там хотя бы гуманитарную сферу - больницы, школы и так далее. Деньги немалые для сложной российской экономической ситуации. Если будут передвинуты туда войска, то их надо будет обустраивать и восстанавливать базу для пребывания. Впрочем, сильно тратиться тут не придется, потому что близко российская граница и это не Южная Осетия с ее Рокским тоннелем - здесь перебросить силу будет несложно.
В любом случае, завтра начнется истерика. Вернее, она уже началась. Плеснул бензина в костер и Лавров, который объяснил Евросоюзу, что ограничения с него в качестве контрсанкций не снимут. И все это в канун выборов во Франции...
Очень интересно. Идем по грани. Впрочем, других вариантов нам, кажется, уже не оставили...
Фото: "Газета.ру"
promo komandorva march 5, 2015 01:34 Leave a comment
Buy for 40 tokens
В блоге можно разместить рекламу на любую тему. Все, кроме материалов, нарушающих законодательство РФ.

Исаакием по Полтавченко

Есть ощущение, что в борьбе клерикалов и светского общества за великое творение Монферрана Исаакиевский собор наступил перелом. Или, во всяком случае, стратегическая пауза.
Скорее всего, РПЦ собор на своих условиях не получит. Заявления о том, что Путин был не в курсе решения о передаче собора церкви, четко отделяет Кремль от Смольного. Сказано глухо, почти шепотом, но все всё услышали. Президент оставляет теперь себе пространство для маневра и новой редакции всех решений по культурному сокровищу Питера и страны.
Трудно сказать, почему это произошло. Не исключено, сказались массовые протесты народа и деятелей культуры. Возможно, власть несколько пугают заметно усилившиеся в последнее время аппетиты клерикальных кругов. Есть и третий вариант - сам президент и вся властная группировка - ленинградцы-питерцы и у них особое отношение к памятникам этого города.
В ближайшее время мы узнаем, как будут развиваться события вокруг Исаакия.

А пока аналитика материала РЕГНУМа:

Владислав Краев

Исаакием по Полтавченко

Отказ Кремля разделить ответственность за решение властей Петербурга о передаче Исаакиевского собора в распоряжение РПЦ однозначно говорит о том, что в ближайшем будущем собор церкви не достанется



Политическая судьба губернатора Полтавченко, даже если сейчас ему удастся усидеть в Смольном, фактически предрешена. Пока открыт вопрос о том, захочет ли федеральный центр спустить историю с Исаакием на тормозах или попытается извлечь из нее электоральную выгоду, включив в «петербургскую повестку» разворачивающейся президентской кампании.
По команде выданные федеральными СМИ 17 февраля сообщения о том, что губернатор Санкт-Петербурга не согласовывал с президентом России решение о передаче Исаакиевского собора в пользование РПЦ, явно имели сразу нескольких адресатов. И главный из них, конечно, не Георгий Полтавченко. Его печально знаменитые слова о том, что по Исаакиевскому собору «вопрос решен», были обнародованы еще 10 января, в тот же день в позитивном ключе пересказаны федеральными СМИ в духе «выполнения требований закона» и не вызвали даже намека на осуждение со стороны центра.
Уже 13 января на Исаакиевской площади прошла первая массовая акция противников передачи собора РПЦ в форме встречи депутатов Заксобрания с избирателями, показавшая высокую степень конфликтности этой темы. И в тот же самый день пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сообщил журналистам, что тема Исаакия — вообще не вопрос Кремля. «Я не могу озвучивать никакую позицию, вопрос с Исаакиевским собором — это исключительно прерогативы городских властей, соответственно, такие вопросы нужно адресовать руководству Санкт-Петербурга», — пояснил тогда Дмитрий Песков. Таким образом, если бы в январском решении Смольного в Кремле разглядели нарушение субординации, это бы давно дали понять Георгию Полтавченко всеми доступными способами.

Далее: https://regnum.ru/news/polit/2240630.html

Камуфлированная страна

Сегодня, как и обычно, захожу в любимый "Райт" за очередной порцией еды. С возрастом роль еды как базового удовольствия повышается и я ловлю себя на мысли, что ходить в магазин мне нравится. Особенно за сладким, которое можно съесть на ночь, чтобы не было стыдно за бесцельно прожитый день.
Так вот в "Райте" обнаруживаю, что охранник теперь в камуфлированной одежде. И в горной шапочке, которая, если что закрывает от холода лицо, оставляя для обзора прорези глаз. Крепкий такой десантного вида парень собирает тележки и бойко командует старушками. Такого здесь никогда не было...

Камуфляж я постепенно начинаю привыкать видеть практически везде, даже в иных музеях. То ли мода, то ли возвращаемся к своему исходному состоянию, когда вся страна носила френчи, галифе и сапоги. Штаны в "цифру" носят мальчик, которые никогда не служили и служить не будут - то ли элемент патриотизма новой волны, то ли мужественности, как легкая щетинка на щеках, то ли показатель готовности немедленно стать на защиту страны от американских санкций.
В стране как-то снова стало много мундиров и погон. Всяких нашивок и других знаков отличия. Теперь вот быстро нарабатывает свою символику Росгвардия, которая отделывается от своего прошлого и шагает в век следующий, во всяком случае, с точки зрения формы.
Когда в обществе много формы, военной и военизированной, как, например, у прокуроров, то поневоле вспоминаешь Акакия Акакиевича с его шинелью и человека в футляре. А еще в сознании всплывает из школьной программы Грибоедов с его "Мундир, один мундир, он в прежнем их быту. Когда-то укрывал, расшитый и красивый". А потом в голову приходит сказка Салтыкова-Щедрина про двух генералов, которых удивительным образом кормил один единственный мужик.
Когда мундиров много, то это говорит о стабильности общества. Но какой-то не очень веселой стабильности. Потому что мундиры - вертикаль власти, ее стержень и получается, что мундиры в большом количестве исключают вольнодумство и вообще разнообразие мысли. Особенно, когда много мундиров рядом с множеством религиозных атрибутов всех конфессий.
Нет, я понимаю, что красиво. Пуговицы в ряд, элегантная двубортность, золоченые нити - все это неимоверно шикарно, особенно, когда на красивых женщинах, которых в силовых и околосиловых структурах становится все больше, особенно при высоких начальниках. Однако дично мне становится одиноко в этом мундирном мире и тянет достать из дальнего чемодана свой старый военный китель. Чтобы ходить в нем и все видели, что мундир есть и у меня. И я из той же вертикали, что и они, и из той же стабильности.
Когда все вокруг в мундирах, то быть в партикулярном платье - почти предательство...
Вот так зайдешь в "Райт" за пирожными и как набегут мысли - не соберешь в кулак...