February 16th, 2017

Школе прописали ижицу

Никогда не понимал, зачем в школе детей мучают фонетикой - совершенно бессмысленной, с моей точки зрения, наукой для носителей русского языка.
А сейчас не понимаю другой странной вещи - зачем мы учим языку, на котором мало кто говорит. И упорно добиваемся силами тысяч филологинь владения неким классическим языком - языком Пушкина. Хотя народ говорит на совершенно ином - современном. И газеты с журналами тоже - на современном.
Мы тратим время на то, чтобы объяснить школьнику, измотанному непониманием ценности предмета, как ставить скобочки, транскрибируя то или иное слово. Хотя школяр, говорящий на русском с раннего детства, отлично знает, как произносить, без всяких скобочек.


Об этом же и о многом другом в материале "Газеты.ру":

Малако, фита и ижица

Андрей Десницкий о том, почему родной язык становится все более чужим


Самый важный предмет в школе – родной язык. В жизни каждый из нас пользуется им почти все то время, пока не спит. И только ленивый не пожаловался на современную молодежь, которая отчаянно эсэмэсится, забыв о языке Пушкина и Толстого: «фсем чмоки». И при этом взрослый вроде бы человек оказывается не в состоянии прочесть простейший текст, понять его смысл, пересказать, аргументированно возразить... Вот учат же их в школе, учат, а все зря!
Да, но как и чему учат?
Преподавание русского языка, на мой взгляд, – ярчайший пример неадекватности нашего среднего образования.
Приведу только один пример: фонетическая транскрипция в начальных классах. Детям, которые только что научились правильно писать слово «молоко», вдруг начинают объяснять: когда к этому слову ставят квадратные скобки, его надо писать уже [малако́].
Тем из них, кто не будет профессионально заниматься лингвистикой, это знание вообще никогда и никак не пригодится. Тем, кто будет ей заниматься, предстоит узнать на первом курсе университета, что такая транскрипция принципиально неверна. Слово «молоко» в русском литературном языке транскрибируется как [мълʌко́], послушайте сами – там нет ни одного звука А, как в слове «мало». А в Вологодской области оно и вовсе произносится как [молоко́], без редукции гласных.
И после курса фонетики будущие лингвисты нередко заново проходят обычную грамоту из началки – навык фонетической транскрипции неизбежно «сбивает» навыки правописания. Так
Далее: https://www.gazeta.ru/comments/column/desnitsky/10525517.shtml
promo komandorva march 5, 2015 01:34 Leave a comment
Buy for 40 tokens
В блоге можно разместить рекламу на любую тему. Все, кроме материалов, нарушающих законодательство РФ.

Похороните рубль за плинтусом

Все руководство державы озаботилось крепнущим рублем и слабеющим долларом. И проводит напряженные поиски путей, как безобразие прекратить и поставить национальную валюту в коленно-локтевую позу. Когда шел обратный процесс беспокойство было далеко не таким заметным. То есть, когда денег у народа становится меньше - это нормально, а когда больше, то это "вредит российской экономике".
Такое впечатление, что российской экономике вредим все мы, простые люди.. Получающие зарплату или пенсию. Которые желают обретения возможности побольше купить и вообще просят поднять зарплату. Оказывается, если поднимать зарплаты, то будет инфляция, а если снова опустить российский рубль, то это полезно для страны.

Нет, я в общем-то понимаю механизм, при котором акционерам Газпрома и Роснефти денег при слабом рубле достается больше, но никак не могу уразуметь, почему это выгодно всей стране? То есть стране выгодно то, что выгодно Газпрому? Потому, разумеется, что он, как говорят по телевизору, национальное достояние?
От информации про всенародную борьбу с сильным рублем у меня просыпается какой-то голос в голове. Как у шизофреника. Голос все время спрашивает меня - может ли быть так, что стране выгодно то, что не выгодно большинству ее населения? И вообще, страна и народ - одно и то же или таки разные субстанции? Как патриот я гоню голос из гудящей от волнения черепушки, но он только смеется и продолжает вводить меня в опасное сомнение.
Если страна - мы, большинство, то усиливающийся рубль нам выгоден, потому что снизится инфляция и должны упасть цены на все валютные товары. На лекарства, например, в том числе и для онкологических больных - дорогие беспредельно. А если страна - не мы, то кто в таком случае - страна? Хороший вопрос в нашей замысловатой действительности.
Но так или иначе, рублик-то умирать не хочет и заметно подрастает. Вместе, разумеется, с нефтью. И все уже вроде бы и ничего, если бы знать, что нефть будет хотя бы так высоко, как она есть. Народец наш хлипкий снова поднаберет понемногу жирка, благо государство щедро индексирует - по 4 или пять процентов, что даст глубоко вздохнуть, обновить трусы и поверить в светлое будущее.
Жаль перестали во все горло хвалить нового американского президента. Который, как казалось по телевизору, был готов Россию сделать своим другом. Близким. Почти закадычным. И помочь занять в мире наше законное державное место. Сейчас шуметь об этом стали существенно меньше, потому что оказалось, что президента избрали в Америке и для Америки, а для нас мы должны избрать своего. Вместе с премьер-министром, которого назначит тот, кого изберем.
Впрочем, сейчас не до электоральных страстей. Сейчас забота одна - уронить рубль, а еще лучше - похоронить его где-нибудь за плинтусом. Экономике, а значит, и стране немедленно станет легче...
Фото: Газета.ру