December 3rd, 2016

Стрельба по приемным

До этого в одиннадцати американских семьях убили приемных детей из России, а теперь трагический маятник качнулся обратно. Родившийся в провинциальной Перми подросток, который после усыновления стал Карлом, застрелил своих приемных американских родителей.
И то, и другое, разумеется, не показательно в количественном отношении. Тысячи усыновленных в США российских сирот, некоторые из которых инвалиды, нашли там любящих и ответственных родителей, выросли в достатке и станут достойными гражданами, хотя, к сожалению, и не России. С другой стороны, хотя значительная часть этих детей родились в неблагополучных семьях у мам и пап алкоголиков и наркоманов, тем не менее, фактов, когда они убивали своих американских родителей до сих пор не было.
И все-таки повод для размышлений есть. Тем более, что Карл - российский гражданин.

"Закон Димы Яковлева", который был принят формально для защиты российских детей, на самом деле счастливыми сирот и беспризорников в нашей стране вряд ли сделал. Получилось как-то совсем уж нехорошо - хотели наказать США, а наказали, получается, наших пацанов, у которых не так уж много на Родине и шансов. Хотя за последние пять лет количество детей, содержащихся в детдомах, сократилось на 41 процент (по данным на конец 2014 года), тем не менее их там огромное количество - больше 70 тысяч. Для оценки ситуации важно понимать еще одно обстоятельство - сокращение количества воспитанников детских домов и массовое  усыновление оттуда ребят пришлось на "тучные" годы. Сейчас ситуация снова начнет ухудшаться, поскольку доходы российн резко упали, а количество бедных и супербедных семей быстро растет. Вместе с этим ростом обязательно покажет динамику и рост числа беспризорников и безнадзорников.
Не разрешая усыновление из России в западные страны, государство должно было бы наладить "импортозамещение", то есть, усыновление их здесь. Но решить проблему в более или менее достаточном количестве, видимо, не удалось. Если так, то, получается, что запрещали зря.
Не удалось и обеспечить в полной мере контроль России за состоянием дел с усыновленными детьми, которые до достижения совершеннолетия остаются в том числе и российскими гражданами. И вот этот парень - Карл, который сейчас в руках американской полиции, рискует оказаться без российской юридической помощи. Потому что сразу после усыновления все дети немедленно получают и американское гражданство. То есть, американский гражданин находится под американской юрисдикцией, США даже не обязаны, в принципе, ставить Россию в известность.
Таким образом, страна не может защищать своих маленьких граждан даже на теоретическом уровне. И все заявления нашей детской омбудсвумен  о том, что она держит ситуацию под контролем, - в пользу бедных. Ничего она на самом деле не может.
И все это вообще-то настоящий тупик. Цугцванг, как говорят шахматисты. Усыновление нечем стимулировать тут и запрещено - туда. Между тем, количество бросаемых малышей не уменьшается, об этом говорит хотя бы проблема беби-боксов, которая ныне бурно обсуждается. Не бросали бы - не было бы и проблемы.
Сейчас пишут, что парень был неблагополучным, курил марихуану, его выгнали их христианской академии. Может и так. Но он все-таки наш человек. Со всеми вытекающими отсюда обязанностями и проблемами. Если мы, разумеется, себя уважаем...
Фото: "Известия"

  
promo komandorva march 5, 2015 01:34 Leave a comment
Buy for 40 tokens
В блоге можно разместить рекламу на любую тему. Все, кроме материалов, нарушающих законодательство РФ.

Греф притворился инвалидом

Этой ночью председатель правления Сбербанка России Греф спал плохо. Едва рассвело, он окончательно оставил мысль о дремоте, решительно вскочил, оделся в тайно купленные на вьетнамском рынке и припрятанные от семьи штаны, кеды и куртку. Вытащил из-под кровати костыль и, едва глотнув на кухне вчарашнего чая, заковылял, прихрамывая, к ближайшему отделению Сбербанка на Рублевке. Здесь его никто не знал...
- Я инвалид, - сказал Греф с подозрением глядевшей на него девушке-операционистке, - и мне нужен кредит в 100 тысяч рублей. Хочу открыть пасеку. Досок вот настрогал, пчелы уже ждут по сарайке, осталось приобрести экипировку.

Греф знал, что кредит все равно не дадут. Но надеялся. Потому что слушал вчера послание президента и понимал: народ верит в Родину, а Родина верит в народ. Даже ущербный.
Разумеется, его никто в банке не узнал. Да и узнал бы - для Сбербанка, как и для российского закона, равны все поголовно. И даже если в офис придет сам глава Роснефти Сечин, чтобы попросить кредит на туристическую поездку по Алтаю, его все равно проверят так же, как и простую пенсионерку. И Абрамовича проверят тоже. Потому что, если Абрамович просит кредит на шубу жене, то, возможно, он уже промотал Сибнефть и выплатить кредит не имеет физической возможности.
Пока девушка возилась с бумагами, Греф, шоркая по сверкающему чистотой полу Сбербанка костылем, мечтал о том времени, когда бухгалтеров и операционистов не будет вообще, а деньги станут доступны каждому в любой момент. И не надо будет носить дурацкий грим, чтобы проверить, как его банк относится к просьбам и чаяниям простого российского человека.
Кредит не дали, и этому обстоятельству Герман Оскарович даже обрадовался. То есть, конечно, плохо, но, с другой стороны, хорошо. Потому что деньги останутся в банке. Инвалидов в общем-то много, а Сбер - такой один.
Потому он не стал устраивать выволочку заведующему Рублевским отделением, а решил, что, пожалуй, на ближайшем совещании его даже нужно будет похвалить. И не исключено, дать премию. Тысяч сто - за бдительность и правильную постановку проблемы. Действительно, зачем инвалиду - пасека, если у него и так есть вся страна?
И вообще, нужно бросить это занятие с переодеваниями. Так доперевоплощаешься, довходишься в образ - не захочется выходить. А дел много. Вот хотя бы послание президентское дочитать до конца... 
Фото: "Российская газета"

Как Сокуров Путину отказал

Я не знаю, зачем президент Путин попросил режиссера Сокурова перевести фильм "Фауст" на русский язык. Сам Путин по-немецки говорит, поэтому, если бы хотел, то посмотрел в оригинале. Как и все фильмы Сокурова "Фауст" настолько сложен, что переведи его хоть на русский, хоть на все другие языки народов России - смотреть его массовый зритель не будет. И даже немассовый - не будет тоже. Такие фильмы-мессиджи снимаются для конкретных кинофестивалей. Для самой, что ни на есть киноэлиты. Которая хочет ощущать оттенки оттенков.
Поэтому, конечно, смысла в переводе мало, для тех, кто хочет это смотреть, достаточно субтитров. И Путин вовсе не проявлял заботу о российской культуры. Путин уколол Сакурова. Он хотел сказать мэтру, что тот окуклился и, на самом деле, его искусство никому в России особенно не нужно. А Сакуров повелся, укола не понял и президенту отказал. То есть, переводить кино не будет.

Укол стал ответным после того, как Сокуров потребовал от президента освободить украинского режиссера Сенцова, готовившего теракты в Крыму и осужденного российским судом на 20 лет. Разговор у президента шел о взаимоотношении творцов и общества, о внутренней ответственности тех, кто считает себя художниками. А тут вылез Сокуров и навязал президенту обмен мнениями по вопросу, который совсем не не имеет отношения к искусству, а имеет - к политике. Потребовав освобождения террориста-организатора Сенцова, Сокуров, понимал он это или нет, наступил на больную мозоль президента - на крымскую тему. Ведь если Сенцов не террорист, то Крым не наш.
При этом Путин Сокурову не отказал, ответив, что подумает.
Вот после этого и было коварно предложено перевести "Фауста"... То есть, Сокурову дали понять, что его позиция незамеченной не осталась. Ему много раз за его непростую жизнь давали понять что-то подобное, сам кинодраматург говорил, что по нему "давно плачет лагерь в Сыктывкаре".
Если говорить об искусстве, то режиссер Сокуров - один из самых титулованных в российском кинематографе. Я не являюсь  его поклонником,  "Молох", "Телец", "Солнце" и "Фауст" - тетралогия, сделавшая Сокурова очень знаменитым, не вызывает в моем сердце любви. Я не вижу в этих фильмах ничего не только шедеврального, но и просто интересного. Но это ничего не означает - мастером режиссера признают специалисты, которые понимают в кино гораздо лучше меня.
А вот если говорить о политической позиции, то тут мне судить, как и любому человеку, можно, и я Путина понимаю больше, чем Сокурова. И ничего не могу с этим поделать... 
Фото: "Известия"