October 13th, 2016

Бюргер едет к нам пострелять

Свердловская область будет привлекать иностранных туристов перспективами трофейной охоты. Ну это когда немцы приезжают, чтобы попить пива, а потом убить русского медведя. Гут и дас ист фантастиш. Своих медведей в Европе перебили уже давно, так что отличное развлечение. Можно будет забрать к себе в Дойчланд рога убитого на Урале лося или оленя, чтобы долгими немецкими вечерами за шнапсом рассказывать соседям-бюргерам, как это увлекательно и дешево - приехать в Россию, где тебе уже нашли какого-нибудь очень дикого зверя на убой.

Пишут, что 22 таких тура на Среднем Урале уже организовали.  Это в три раза больше, чем в прошлом году. Поляки, немцы и австрийцы обещают приезжать и дальше. если, конечно, медведей хватит. Когда не хватит, выбьют волков. Потом лис и рысей. Зайцев на крайний случай. Просто туристический бум. Прирастем капиталами  сильно и разбогатеем территориями. Отличный вариант импортозамещения, раз уж с другими, более достойными статуса индустриального региона как-то не очень получается.
Не знаю, мне кажется, есть в этом что-то плебейское. Как если бы приехали куда-то белые люди в пробковых шлемах стрелять для развлечения жирафов. Сами жирафы им даром не нужны, поскольку мяса в странах белых людей много. А нужен драйв - добыл экзотическое животное. Можно сфотографироваться с победоносным видом, поставив ногу на тушу. Дети станут гордиться и внуки. А местные аборигены должны белого человека обслуживать - искать жирафов и подставлять под выстрел.
Мне кажется, что это какой-то унизительный туризм. Хотя количество зверей, вроде бы, в лесах региона и растет. Да и сомнительно, что деньги серьезные, ради которых стоило бы всю эту канитель затевать.
Я всегда думал, что удивлять иностранцев в России нужно чем-то другим, а зарабатывать на массовом убийстве зверей - это как-то не очень достойно великой державы. Эко-туризм - это совсем другое.
Кстати, об эко-туризме. Посмотрел недавно прайс на туры в Арктику на ледокольных судах. Более полумиллиона рублей за двухнедельную поездку. В среднем. Варианты покруче - до миллиона. Российским кораблем в российскую Арктику. На Камчатку посмотреть на птиц и медведей - примерно пять среднестатистических зарплат за недельную поездку, включая авиаперелет.
Иностранцам гораздо проще. С падением рубля они могут на свою зарплату запросто приехать и охотиться на кого хотят. Мы не можем ездить по Родине даже просто посмотреть. Это называется организация въездного туризма. Ни в коем случае ни как-нибудь по-другому...

 
promo komandorva march 5, 2015 01:34 Leave a comment
Buy for 40 tokens
В блоге можно разместить рекламу на любую тему. Все, кроме материалов, нарушающих законодательство РФ.

Трамп, сексизм и демоны

Ни разу не слушал ни одного выступления кандидатов в американские президенты. Ни этой фальшивой тетки Клинтон, ни этого фриковатого Трампа. И не разделяю ставок нашего правительства на последнего, который, вроде бы, собирается стать другом "президента Влада". Так не бывает. Большие медведи обречены драться за более просторную берлогу. Так что все продолжится в любом случае.
Совсем не обязательно, что Клинтон на следующий день после вступления в должность начнет воевать с нами (если допустить, что безумна лично она, то ее окружение на безумцев не похоже). Совсем не факт, что Трамп, став президентом, выпьет на следующий день по стопарику с Путиным и заключит его в братские объятия. Так что чума на оба их дома. Собой надо заниматься, а не ждать от чужого моря погоды.
Мне не это интересно, а то, за что они пристали к этому крашенному мужику. Сексизм - странное понятие. Чисто американское. В России, где две трети детей растет в безотцовщине, оно выглядит каким-то потусторонним. Ирреальным.

Сексизм - ситуация, когда представитель одного пола наглядно демонстрирует представителю другого пола свой обусловленный полом интерес. Наличие такого интереса обусловлено матерью-природой и, строго говоря, если бы интерес исчез, то через некоторое время исчезло бы человечество. Большинство населения мира такой проблематикой не заморачивается. Демонстрирует интерес и реализует его по мере потребностей и в рамках общепринятых норм. Стремительно растет буддийский и коммунистический одновременно Китай, растет буддийская же Индия, а уж мусульманские страны просто прут в демографии, хотя в наиболее ортодоксальных из них даже пристальный взгляд на женщину - правонарушение.
Если сексизм - нарушение этих самых общественных норм, то, не исключено, нужно внимательно смотреть на нормы. В США они исходят из абсолютного статусного равенства мужчины и женщины. Но если равенство перед законом - безусловная демократическая ценность, то равенства перед природой не существует. Если запретить, во имя надуманного протестантскими нравоучениями абсолютного равенства, как-то внятно выражать свой интерес, то это прямая дорога к началу конца. Не сомневаюсь в прямой взаимосвязи расцвета гомосексуализма на Западе и роста феминистических настроений, ужесточающих "нормы".
При этом не стоит забывать старика Фрейда, выражавшегося в том смысле, что чем безупречнее внешнее поведение человека, тем больше в нем сидит демонов. Добиваясь идеальности стиля в проявлении интереса мужчины к женщине, мы добиваемся роста числа демонов. Сама Клинтон со своим любвеобильным мужем -тому яркий пример. Не Левински виновата - демон прорвался, слишком уж семья была идеальной.
Трамп, при всей к нему антипатии, выглядит нормальным мужиком, которому, несмотря на приличный возраст, интересны женщины. Это лучший гарант нормальности и здоровья не только его простаты, но и, что важнее всего, мозга. Он не стесняется говорить об интересе к женщинам и есть надежда, что скрытых демонов в его сознании меньше. Занятно, что нет протестов самих дам, которым он выражал свое мужское восхищение. У тех, кажется, тоже поменьше демонов и побольше нормальных проявлений.
Вот все это, а не предвыборные речи кандидатов, внушает надежду, что в Америке еще не все потеряно. И что в наших с США отношениях еще ничего не потеряно - тоже...

Боб Дилан, Нобель и немного о литературе

Я потихоньку отвыкаю от того, чтобы как-то обращать внимание на Нобелевскую премию по литературе. Некоторое время назад мучился, читая нобелевского лауреата Орхана Памука, до этого пытался заставить себя прочитать хоть сколько-то из "Сатанинских стихов" перса Салмана Рушди. Даже если сделать солидную скидку на перевод, все равно - та еще муть. Во всяком случае, абстрагируясь от политики и не пытаясь читать из чувства солидарности с борьбой турецких женщин против угнетения.
Вообще-то я давно подозревал, что премия эта - чистой воды политическая конъюнктура. Когда-то с трепетом открыл "Архипелаг ГУЛАГ". Весьма заурядную в художественном отношении книгу окутывал такой туман интриг и романтики борьбы советских людей с тоталитаризмом, что не прочитать было нельзя. Прочел и понял, что у того же Александра Исаевича есть вещи и поинтереснее. Тот же "Раковый корпус". Или "В круге первом" - все это ярче, глубже и эмоционально мощнее.

Подозрения стали укрепляться после скандального присуждения премии Светлане Алексиевич, которая и не литератор, вовсе, а так - не лучший журналист. Ну а решение по Бобу Дилану - это уже несколько за пределами моего понимания. Теперь можно заявлять на премию Земфиру или Диану Арбенину - эффект будет примерно тот же.
Есть ощущение, что Нобелевская премия по литературе - это больше дань традиции, чем реальная оценка высокого искусства. Чтобы судить - нужно непрерывно читать. Причем, в переводах, которые меняют произведение часто до неузнаваемости. Члены нобелевского комитета никогда не сойдутся во мнениях и это тоже вполне естественно.
Постепенно премия потеряет смысл чего-то абсолютно главного. Ну нобелевская, ну дали - и что?
Я внимательно слежу за российскими литературными премиями, поскольку продолжаю хотеть читать современную русскую литературу. То, что награждают, не вызывает в моей душе ответного чувства. И то, что номинируют, не вызывает тоже. За редчайшим исключением, когда совпадение есть.
Проблема заключается в том, что при мизерности тиражей, диких ценах на издательскую продукцию и при массовизации культуры, книги, пусть даже и хорошие, читает только очень незначительная интеллектуальная часть населения. А потому "букер", "супербукер" и тем более всякие "мелкие" премии не имеют никакого практического значения, кроме того, что дают возможность писателю передохнуть и подумать над следующей идеей, не борясь с чувством голода.
Впрочем, всякие "демидовские", "губернаторские" и прочие местечковые не дают и этого, ибо малы и в абсолютном, и в относительном значении.
Получается, что Нобель и Демидов - сами по себе, а процесс чтения и осмысления - сам по себе.
Мои студенты читают, кроме учебной программы, в основном Паланика и всякую "паланиковщину"  - я это вижу по книгам на их столах. Решение Нобелевского комитета по Бобу Дилану никак не изменит их литературных пристрастий. Писатель пописывает, в большинстве случаев, в стол. Довольствуясь не столько деньгами, которых с проходящими десятилетиями и сменой общественно-политических формаций не становится больше, а статусом - я русский писатель.
Хотя, с другой стороны, разве этого мало?..