April 10th, 2016

РЖД, стань ко мне передом, а к бардаку - задом...

Офигительный сюрприз от РЖД... Купил электронный билет до Перми и, в строгом соответствии с указаниями, зарегистрировал его. Распечатал посадочный талон и стал ждать радостной встречи с Пермягой и "малыми" редакторами, с которыми общаюсь уже регулярно лет восемь и которые мне рады. Между прочим, двухдневный семинар и я выступаю дважды в общем списке с депутатами Госдумы и прочими уважаемыми людьми. А поезд, с которого успеваю к сроку, последний, следующим уже опаздываю на два часа...
С утра дня поездки в моей мятежной душе все-таки шевельнулось сомнение и я позвонил по указанному на распечатке билета московскому телефону: у меня все в порядке, могу ли идти на посадку? Разумеется, ответили мне, распечатки даже не нужно, можно просто с паспортом, поскольку у проводника будет список пассажиров - посмотрит паспорт и пустит в вагон.

Дальше, как вы понимаете, начинается маленькое приключение. Счастье, что по своей военной привычке никуда и никогда не опаздывать, явился на посадку с первого ее момента - минут за 30 до отправления. Проводница посмотрела в мой паспорт, посмотрела в распечатку и сказала, что такого пассажира у нее нет. Потом долго ходила к начальнику поезда, которого так и не нашла. И вынесла окончательный вердикт - никуда я не еду, если не принесу ей реальный билет. Классический. Стандартный.
И вот толстый и солидный Валерий Михайлович уже бодро и вприпрыжку несется вместе с сумкой, набитой газетами с восьмой, самой дальней платформы екатовского вокзала к кассам. И просит немедленно пропустить его без очереди, поскольку до отправления поезда остается несколько минут. Кассирша смотрит распечатку и говорит, что в ней все правильно, должны были посадить в поезд однозначно. Но, кивнув, билет распечатывает в "реале". Пробежка метров триста обратно к поезду, и я влетаю в вагон на последних минутах.
Разумеется, никто не извиняется. Проводница полна чувства собственного достоинства и должностного превосходства, начальница поезда, которую в нужный момент не могли найти, пытается меня отчитывать, за то, что не понимаю высокого уровня дисциплины, который царит и торжествует на вверенном ей составе.
Я вот думаю, что было бы, если бы я внял советам моих знакомых, которые давно смеются над моей ответственностью, и пришел на посадку минут за десять? А что - билет ведь есть...
Кстати, кроме электронных билетов, в поезде все по-старому. Туалеты советские и закрываются за полчаса до прибытия на все станции. Поэтому нас подняли за час до Перми. То есть в пятнадцать минут пятого. Для нашего же, разумеется, общего блага...
promo komandorva march 5, 2015 01:34 Leave a comment
Buy for 40 tokens
В блоге можно разместить рекламу на любую тему. Все, кроме материалов, нарушающих законодательство РФ.

Как вытоптали Гагарина

ТАСС сегодня новостью первой полосы передает сообщение о том, как два жителя Псковской области вытоптали на льду портрет Гагарина. Сообщаются почти интимные подробности - Гагарин вытоптан в шлеме с буквами "СССР", а всю работу провели ногами и лопатами с использованием современных навигационных приборов. Приборы, надо понимать, GPS, если бы был русский ГЛОНАСС, то сообщили бы отдельной строкой.
Это очень символично, Гагарин, кажется, для того совершил свой бессмертный полет, чтобы его вытаптывали с помощью американской аппаратуры спутникового глобального позиционирования. И то, что портрет создали на льдине - тоже символично. Он скоро растает, как и остатки славы российской космонавтики.

Наше Отечество, по инерции живущее старой славой и пытающееся, спонсируя фильмы, вроде "Гагарин" и "Легенда №17", учить жить старой славой новые поколения, уверено, что это не выглядит нелепым. Оно, возможно, и не выглядело бы нелепым, если народ видел современных гагариных, титовых и терешковых. А не падающие российские ракеты на фоне успешных американских марсоходов и шаттлов.
Наши дети, вопреки знаменитому песенному циклу Пахмутовой и Добронравова, давно уже не играют в Гагарина, да и про то, что первым луноходом был именно наш, знают плохо, счастье, если один из пяти. Зато они смотрят голливудского "Марсианина", где нас, россиян, нет вообще, а космическую историю творят американцы и китайцы. Мы уже давно не способны посылать эти самые луноходы, максимум - отдельные приборы на американских и европейских космических комплексах.
Космическая программа урезана с 3,7 триллиона рублей до 1,4 триллиона - вот и ответ, почему топтание на льду становится национальной идеей. Тут что-то одно - или полеты в космос, или валенками по рыхлому снегу. На и то, и другое просто не хватает денег. На восстановление Пальмиры - хватает, а на Гагарина - нет. На гуманитарную помощь сирийским братьям, перетаскиваемую за тысячи километров военными транспортниками, хватает, а на новую орбитальную космическую станцию, вместо затопленного с позором под улюлюканье всей планеты "МИРа" - нет.
У нас сейчас главная политическая цель - дожать Украину и вернуться в "восьмерку". А о том, что попадать нужно в десятку, и тогда и Украина, и "восьмерка" никуда не денутся - об этом думают только мечтатели. Советский Союз не состоял ни в каких восьмерках, а без него не двигалась на земле ни одна проблема. И космические корабли давали фору тем же американцами. Наши университеты безуспешно и унизительно не рвались в 5-100, но выдавали очень неплохих инженеров, изобретавших и строивших атомные электростанции лучше тех, кто возглавлял эти самые рейтинги. Потому что тут что-то одно - или 5-100, или электростанции, на то и другое нет ни денег, ни сил.
Сейчас весь мир, по воле ТАСС, наверное, должен восхищаться вытоптанным Гагариным. А когда-то он восхищался настоящим...

Войска ПВО постоянно...

День Войск противовоздушной обороны обидно совпадает с Днем космонавтики. Иногда совпадает день в день, иногда - нет, но всегда находится в тени Гагарина. И мы, противовоздушники, слегка тоскуем - вся слава космонавтам, хотя им счет на десятки, а нам, если всем, на миллионы.
Вообще в училище ПВО я попал случайно. Хотел на факультет журналистики во Львовское военно-политическое, но республиканский военком, который ставил окончательную подпись на личном деле, посмотрел на меня, худенького десятиклассника, с аварским прищуром, хмыкнул и спросил прямо, кто мои родители. А когда услышал ответ, то хмыкнул еще раз и посоветовал мечту поменять, ибо журфак Львовского ВВПУ - самый блатной, туда без связей не поступить.

Иди, сказал он, в Ленинградское высшее военно-политическое училище ПВО страны, город красивый, училище хорошее, а если будешь писать, то рано или поздно попадешь в военную газету. И как в воду глядел... В газету я попал, но сначала походил на боевые дежурства в подземный противоатомный бункер Магнитогорской радиотехнической роты, а потом послужил в гвардейском зенитном-ракетном полку, поездил на полигонные стрельбы и С-75-м и С-200-м в марсианской природе Сары-Шагана, а позже - Ашулука, похрустел тамошней, проникающей во все щели пылью.
Уже позже, когда служил корреспондентом в "На страже" - газете несуществующей ныне 4-й отдельной армии ПВО - ездил на полигон еще, но по сравнению с тяжелым трудом реального ПВО-шного офицера, это были поездки скорее развлекательные.
Мои гражданские знакомые удивляются, как легко я рассказываю про принципы стрельбы по воздушным целям или радиолокационного обнаружения аэродинамических объектов. Но я ПВО-шник, меня учили этому на закрытых кафедрах и стажировали во время войсковых стажировок в братских тогда Белоруссии и на Украине. А еще учили суровые прапора, которым нравилось, как замполит стремится разобраться в сложных "звездных" налетах. Учил страшно старый по тем временам 28-летний кавалер ордена Красной Звезды капитан Николай Тарасов, которого я, увы, никак не могу найти в социальных сетях. Он учил в основном матом, но я не обижался, потому что знал, что имею дело с мастером, настоящим виртуозом, который не просто видел тонкие обманные маневры и умел рассмотреть цель в густых облаках электронных помех, но и чувствовал мысли пилота "вражеского самолета".
Через год такой матерной учебы мне стали доверять гораздо больше, потому что поняли, что я промахиваюсь все реже и реже. А потом однажды на одном из совещаний, когда командиры начали жаловаться на своих замполитов, неважно осваивающих технику и тактику, Тарасов встал перед командиром полка и заявил, что к Амирову это не относится и что он спокоен, когда я заступаю на сутки дежурным по пункту управления. Это была высшая награда.
ПВО - моя юность. И сегодня внимательно читаю технические характеристики новых и новейших систем - С-400 и С-500, тщательно рассматриваю схемы воздушных боев, которые появляются в открытой печати. Это мое, это из меня не вытравишь.
А еще сегодня меня поздравляют. И я поздравляю тоже.
С праздником, братья и сестры! С Днем Войск Противовоздушной обороны, которые, как поется в песне "постоянно в готовности номер один"! Здоровья вам и счастья! Пусть воздушная граница всегда будет на замке!