February 13th, 2016

Ёбург как столица

Сегодня сенатор от Бурятии Арнольд Тулохонов предложил перенести столицу из Москвы. В центр России - в Новосибирск или, как он выразился, в Свердловск. Возможно, сенатор просто не знает, что Свердловск уже 25 лет как Екатеринбург, однако, географически мыслит точно. Это, наверное, престижно - быть жителем столицы, но я против. Больше того - категорически не хочу. Ну его на фиг - это если совсем просто.

Как только в державе становится трудно и остро не хватает денег, так начинается зуд по поводу переименования или перезахоронения. Опять хотят, например, перехоронить Ленина. Поскольку, мол, лежит не по-христиански. И потом - нужно его в Санкт-Петербург, к близким.
В Санкт-Петербурге лежит похороненный по-христиански композитор Мусоргский. Вообще-то его хоронили в земле Лавры, но потом стену Лавры перенесли и сейчас над могилой автобусная остановка. Или вот очень по-христиански похоронен герой Бородина Багратион. Которого сначала похоронили, потом взорвали как "царского генерала", а потом, через полсотни лет огромной экспедицией собрали маленький мешочек осколков костей, пуговиц от мундира и тряпочек. Этот самый мешочек положили в гроб и снова закопали. С воинскими почестями.
Я не понимаю, какой смысл в нашем Отечестве что-то переименовывать или переносить, если менталитет остается абсолютно неизменным. Вот перенесут столицу в Екатеринбург - и что. Немедленно снесут последнее историческое, что осталось в центре, поскольку нужно будет построить дома для депутатов и сенаторов, министров и их любовниц. Вырубят последние сосны, поскольку всей этой компании нужно будет где-то отдыхать. Цены взлетят до небес, а пробки станут еще плотнее, потому как перегораживать начнут уже не отдельные улицы, а весь город, четко отделяя народ от его слуг.
Выгоды, строго говоря, может быть только две. Построят метро и что-то сделают с фаллическим символом города - телебашней. Впрочем, все эти господа в метро не ездят, поэтому новые станции, возможно, не построят. Да и башня им не мешает - в ту сторону министры не смотрят.
Правда, городом тогда будет управлять фактически президент, а не Ройзман, а областью - тоже президент, а не Куйвашев. То есть, не исключено, что городом и областью все-таки кто-то начнет управлять. Но взамен сюда переедет вся московская шатия-братия и в Екатеринбурге исчезнет, например, его прекрасный язык со "свороткой", "ризеткой", пальцАми", "ножницАми" и многими другими, милыми сердцу оборотами, всем нам срочно придется учиться "акать".
Ну нельзя, чтобы столица такой великой страны, как Россия, называлась с буквы "Е", как-то не по-русски. Хотя, если с буквы "М", то, наверное, тоже не самый удачный вариант.
Короче, не нужна нам эта столица. Если уважаемый сенатор от Бурятии Арнольд Тулохонов хочет, то пусть переносит ее в Улан-Уде...
Фото: уралинформ.ру
promo komandorva march 5, 2015 01:34 Leave a comment
Buy for 40 tokens
В блоге можно разместить рекламу на любую тему. Все, кроме материалов, нарушающих законодательство РФ.

Здесь русский дух?

В брутальном книжном подвальчике "Йозеф Кнехт", что на екатеринбургской Набережной рабочей молодежи, один из двух оригиналов-продавцов уже второй раз безнадежно машет мне на полку с современной русской литературой. Это, говорит, у нас, мертвая полка, сюда никто не ходит, только пара таких, как вы.
Не знаю, у меня, вообще-то годами читавшего "контркультуру", на современную русскую литературу открылся какой-то зуд. И я покупаю. Нет, Буковски, Берроуза и Коупленда покупаю по-прежнему, но вот уже набрал полторы полки домашней библиотеки из Евдокимова, Быкова, Носова, Прилепина, Бояшева, Фигля-Мигля, Елизарова, Лимонова. Не все тут однозначно, но есть ощущение какого-то пробуждения. Медвежьего. Неторопливого высовывания голодного носа из берлоги по весне.

Такое ощущение, что заканчивается период отрицания отрицания и начинается время осмысления координат бытия. Ну, то есть, от "мы ужасные, пропащие, недостойные того, чтобы с нами здоровались" до "мы такие, какие есть". Это уже не торжество тяжелого похмелья Веллера или эмигрантской тоски Рубиной, не попытки сложных и малопонятных построений-исканий от Улицкой, не муть от ментовского галопа Марининой. Что-то новое. Немного эстетское, немного нонкомформистское, чуть кафкианское, чуть достоевское. Но точно - свое. Не копирование, не подражание.
Переболели или нет - хороший вопрос. Болели ли вообще или просто находились в типичной для себя алкогольной или посттравматической депрессии - сложно понять, если не читать в больших объемах. А в больших объемах трудновато, хотя бы потому, что нет рекламы, нет маркетинга, а книги откровенно дороги. Любого из нас можно запросто загнать от эстетических размышлений в телевизор к Малахову и Познеру - достаточно просто лишить возможности покупать книги в магазине.
Но я вот русскую литературу современного периода покупаю и покупать собираюсь, мне она интересна, хотя и нет в купленном равнозначности - что-то ярче, что-то - в пастельных тонах. И дело совсем не в патриотизме, мол, если живешь в России, то нужно читать русское. Читать нужно все. Дело в том, что, кажется, появляется камертон. Или, скорее, камертоны. На которые хочется настраиваться. С которыми хочется сравнить свою собственную ноту.
Вот в этом сущность момента...

Жалко девочку и тракториста

Жалко девочку, которая умерла в больнице после того, как ее засыпал снегом трактор. И жалко мужика-тракториста, который, наверное, по закону виноват, а по-человечески, так вряд ли.
Это не тот случай, когда одного жальче, чем другого, а тот, когда до боли жалко обоих. Потому что ушла с поверхности земли детская жизнь и сломана теперь взрослая.

Не знаю, правильно это или нет, но, думаю, общественность за тракториста должна заступиться. Суду виднее, как оно там, но суд должен знать мнение народа. А народ, судя по тому, что я читаю в Фейсбуке, парню этому сочувствует. Он ведь не убивал, он был неосторожен. Убили, как мне кажется, те, кто должен был уборку снега организовать и за всем проследить. Но они-то, конечно, останутся за рамками уголовного дела. Или пройдут по нему как свидетели.
Вообще, самый подходящий момент задуматься о том, что от тюрьмы и от сумы нельзя отказываться ни при каких обстоятельствах. Один мой коллега по молодости сбил в отпуске на велосипеде деда. Дед упал и впоследствии умер. Хотя велосипедист пытался оказать ему помощь, организовал доставку старика в больницу и вообще всячески за жизнь человека боролся.
Коллегу-журналиста вызывали потом к месту происшествия для допросов и проведения следственных действий, мурыжили несколько месяцев, допрашивая и по месту работы. Никто его не пожалел, наоборот, начальство спешило наказать, так чтобы было неповадно кататься в отпуске. Сидел бы дома и читал книжку - ничего бы и не случилось.
Потом дело неожиданно закрыли. Выяснилось, что дед грубо нарушил правила дорожного движения, а велосипедист среагировал вовремя, но не успел затормозить.
Дело-то закрыли, да шрам на сердце остался.
Вот так и с мужиком-трактористом. Шрам останется на сердце в любом случае, тем более, что дядька, кажется, вполне приличный. Теперь ему с этой детской смертью жить, а это страшнее уголовного дела.
Детей бы совсем не отпускать от себя. Только как их не отпустишь, если должны расти и быть самостоятельными.
И никогда не понять, где сейчас складывают новую снежную гору. И кто из малышей копает в ней лаз, не замечая ковша трактора...