January 26th, 2016

Дневник генацвале: воспоминания о будущем

- Вон за теми горами Россия, - рассказывает нам в Сагнахи юная грузинская экскурсоводша. - Когда в Чечне была война, то здесь слышали артиллерийскую канонаду.
Сагнахи - маленький городок, центр которого практический полностью перестроен с одной целью - понравиться туристам. Он - как картинка. Бронзовые фигурки, уже покрывшиеся патиной, симпатичные ресторанчики, крепостные стены, ни разу не ведавшие штурма, и потрясающие виды на главный Кавказский хребет. Отсюда несколько километров до женского монастыря, где похоронена святая Нино, принесшая, по легенде, в Грузию православие. В городке работает круглосуточная регистрация браков. Поэтому в экскурсионных планах Сагнахи - город Любви.
До России отсюда и действительно рукой подать. Но на деле Россия гораздо ближе - она внутри Грузии, она незримо присутствует в каждом грузинском доме и едва ли не на каждой грузинской улице, что бы ни говорили современные грузинские политики, все еще верящие в большие европейские перспективы.

Русский язык, уже, было, выжигаемый из грузинских школ, возвращается вместе с толпами российских туристов, устроиться в сферу обслуживания без знания языка Пушкина сегодня практически невозможно. Во всех банкоматах обязательно русское меню и российские рублевые карточки обслуживаются без всякой комиссии. Между прочим, в отличие от иностранных. Все грузинские банки так или иначе состоят в особых отношениях с российскими, в Тбилиси представлены даже ВТБ и Сбер, пусть даже они имеют местных учредителей. В магазинах много российской еды. Но дело даже не в еде, а в гораздо большем. В возвращении в сознание людей понимания того, что Россия для них - нечто гораздо большее, чем просто страна с общей границей.

- Мне не надо работы, - говорит мне хозяин лавки с чурчхелой и кавказскими соусами. - Как только отменят визы, я поеду навестить сестру в Пятигорске.
То же самое слышу от пожилой, но колоритной и элегантной, как многие грузинки в возрасте, тетки, продавшей мне сувенир - традиционную войлочную грузинскую шапочку. Она собирается на встречу с однокурсниками в Ростов.

Грузия вникает в каждое слово, сказанное о ней по телевизору президентом Путиным и когда, наконец, услышала про отмену визового режима, она враз опьянела без вина. У всех в российских городах родня, друзья, одноклассники, сослуживцы. Тут ведь переименовали обратно Московский проспект, сгоряча переименованный было в Сухумский не в меру импульсивным Саакашвили.

Иду через весь город к центральному тбилисскому стадиону. Грузин моих лет показал мне дорогу: да-да, на этом стадионе забивали голы Рамаз Шенгелия и Давид Кипиани, здесь блистал своими репортажами на весь Советский Союз Котэ Махарадзе. Он размахивает руками, как будто обращается к своей молодости и ко мне, одновременно, - скажи, плохо ведь было, когда мы жили в одной стране?
И я не знаю, что ему ответить...
promo komandorva march 5, 2015 01:34 Leave a comment
Buy for 40 tokens
В блоге можно разместить рекламу на любую тему. Все, кроме материалов, нарушающих законодательство РФ.

На лабутенах: матом о важном

Режиссер Станислав Говорухин, председатель комитета Госдумы по культуре, назвал мат в новом клипе группы «Ленинград» явным нарушением закона, но, считает, что его можно простить, поскольку клип получился, с его точки зрения, остроумным и автору "Места встречи изменить нельзя" понравился...
Между прочим, клип про "лабутены" посмотрели в сети больше 19 миллионов раз - это безусловный хит соцсетей. Большинству нравится...
И тут встает во весь рост вопрос о том, все-таки можно матом о важном или нет. Можно матом, если талантливо и остроумно, или все-таки нет. С точки зрения закона - нет и создателей клипа нужно привлекать к ответственности. Но если говорить о восприятии, то клип не смотрится оскорбительно. Во всяком случае, для людей взрослых.

Мат - это оскорбительно, когда матом хотят оскорбить и унизить. И вполне приемлем, на мой взгляд, когда к месту. Когда к месту, то матерное выражение придает ситуации колорит, без которого она не была бы так органична.
Глупо в стране, где большая часть населения говорит матом в качестве само собой разумеющегося стиля общения, запрещать крепкие выражения законодательно. На моральном уровне - наверное. Иными словами, если в каком-то сообществе мат неприемлем, то он неприемлем. Разумеется, матерная лексика не может быть допущена в официальном и околоофициальном общении. А вот в произведениях литературы и искусства - почему нет. Гриф необходимый поставьте, чтобы не зашел ребенок или особо впечатлительный гражданин и - на здоровье.
Вот исключи, например, мат из армейского общения, и я даже не знаю, сумеет ли такая армия обеспечить обороноспособность страны. Потому что нельзя бежать на врага со штыком, декламируя письмо Татьяны Евгению Онегину. И сделать из обуви челябинского производства лабутены тоже никак не получится. Нет такого способа, хоть импортозазамещайся...