January 24th, 2016

Дневник генацвале

Грузия встречает меня не так чтобы очень приветливо. Все спокойно проходят в ночном тбилисском аэропорту паспортный контроль, а меня и пару напуганных перспективой депортации теток выделяют в отдельную группу, и мы ждем, пока наши паспорта пройдут какую-то особую проверку. У меня просят еще и отельную бронь и демонстративно звонят в отель. А когда я обещаю пожаловаться в Совет Европы и лично Обаме, то гарантируют еще и с особой тщательностью проверить багаж.
Впрочем, все это продолжается минут десять, после чего нас пропускают, а мне, видимо, чтобы в Совет Европы не жаловался, вручают бутылку "саперави". Забираю сумку, действительно, кстати, снятую кем-то с ленты, получаю в банкомате "Джорджия-банка" несколько сотен лари и иду искать такси...

Вообще, то обстоятельство, что я, родившийся на Кавказе, никогда в Грузии не был, выглядит, наверное, удивительным. Но я не был ни разу и в Армении, а в Баку, который от моей родной Махачкалы в трехстах километрах, побывал только раз, да и то в военную пору, когда Девичья башня и дворец Ширваншахов находились в полном запустении.
Так что время наверстывать и я пытаюсь это сделать, высматривая сквозь грязное стекло развалюхи-такси в три часа ночи нужный дом с табличкой на Оганез Туманиани-стрит. Между прочим, в Тбилиси почти тысяча отелей и отельчиков. И таксисты тут вам не так чтобы помощники. Особенно, если вы решили разместиться не в "Мэрриоте" и не в "Дабл три бай Хилтон".

Чтобы порвать с Россией окончательно грузины свои улицы переименовали и таблички переписали по-грузински и по-английски. Теперь везде "стриты" и "эвенью", даже в Старом городе, где что в "земокале", что в "квемокале" черт ногу сломит даже днем - такие там узкие улочки и такой горный рельеф. Но ничего, в итоге нахожу и вот я в маленьком семейном отельчике. Вид с крохотного балкончика настолько поражает, что спать уже даже после двух перелетов не хочется, а хочется стоять и смотреть на подсвеченную крепость Нарикала, что надо мной, на Сионский cобор, что подо мной, на Куру, которая блестит на лунном свете какой-то нереальной зеленью.

В общем, я, как и задумывал, в самом центре и можно прямо сейчас бежать в серные бани, которые отсюда метрах в двухстах и которые работают круглосуточно. Или идти гулять на легендарный проспект Шота Руставели, до которого пять минут хода, если не торопясь. Вокруг жизнь, отовсюду грузинская музыка, десятки ресторанов и кафе, и такое впечатление, что прямо чувствую запах хинкали и "хванчкары".
Надо все-таки заснуть и проснуться уже на этом празднике жизни. "Орэра", в переводе с грузинского, означает просто "тра-ля-ля" - это последнее, что приходит в голову, упавшую на подушку.
Все завтра. Ну, то есть, уже сегодня, но утром...
promo komandorva march 5, 2015 01:34 Leave a comment
Buy for 40 tokens
В блоге можно разместить рекламу на любую тему. Все, кроме материалов, нарушающих законодательство РФ.

Дневник генацвале: музейный марш

Тбилиси явно не город музеев, хотя, несколько объектов, которые неплохо посмотреть, имеются. Главным из них считается Национальный музей Грузии, который расположен на проспекте Шота Руставели. Помните анекдот "я хотел тебя позвать, а ты по Шота Руставели туда-сюда, туда-сюда..."? Так вот, проспект находится не в лучшем состоянии, он довольно плохо, по столичным меркам, ухожен, кое-где переброшены деревянные мостики.

Везде торговля овощами, всяким хламом, старыми книгами на русском, грузинском и армянском языках. Такое трудно представить себе не только на Тверской, но и на екатеринбургском проспекте. Что особо раздражает - везде пристают попрошайки. Потертые маршрутки дополняют общее ощущение небогатости и вид остатков былой роскоши. И все-таки улица несет столько внутренней грузинской гордости, что по ней нужно походить и не раз. Постоять у парламента, где уже в новом времени произошли пара революций, поностальгировать у дворца царского наместника Воронцова. Поглядеть на народ, который, как и положено народу, снует в поисках хлеба насущного слева направо и справа налево. Это вообще очень грузинское - внутренняя гордость. Да, мы бедные, но независимые, мы древние, с нас все начиналось, мы великие, как Моурави, царица Тамара, и витязь, который в тигровой шкуре. Это "бедные, но независимые" будет потом преследовать меня, как тень, каждый день, проведенный в Грузии, которой так и не случилось называться Джорджией.

В Национальном музее не могут дать сдачи с купюры в сто лари, а карточка "виза" почему-то не срабатывает. Поэтому я жду, пока разменяют. Народу почти нет, небольшой юношеской англоязычной группе экскурсовод объясняет про оккупацию Россией молодой республики. Тема оккупации в музее стержневая. Ей посвящен самый большой зал, куда втащили вагон с дырками в борту, якобы от расстрельных пуль НКВД. Сей мощный экспонат дополняется цитатами из товарища Сталина, развешенными по всему огромному залу, кадрами действий российской армии в Южной Осетии, мелькающими с экранов лицами Путина и Медведева.

Ни одной поясняющей надписи по-русски. Только по-грузински и по-английски. Ни в "политических" залах, ни в потрясающей красоты экспозициях древностей на первом этаже. Здесь везде говорят по-русски, но, кажется, стараются по-русски не думать...
В музее-сокровищнице, где хранятся древнейшие иконы и другие религиозные артефакты, я оказываюсь единственным в группе негрузином и специально из-за меня экскурсию проводят на русском языке. Между прочим, никто не ворчит, послушно переводя с русского для своих детей, по-русски не говорящих. Представляю, что творилось бы в аналогичной ситуации в Москве. Но нет, все вежливы - Кавказ, обидеть гостя никто не хочет.
Но супер-музей - Национальная галерея Грузии. В Москве он не вошел бы по фондам и в сотню. Но тут Пиросмани, этим, пожалуй, все сказано, если вообще что-то нужно говорить.

Если потопать от проспекта вверх до фуникулера, а потом проехать одну остановку "трамвайчиком" по священной горе Мтацминда, то попадаешь в Пантеон. Здесь лежат Грибоедов и его знаменитая супруга Нина Чавчавадзе. А еще - Нодар Думбадзе, первый президент новой Грузии Звиад Гамсахурдиа и три-четыре десятка самых знаменитых грузин. В том числе мама Иосифа Сталина. Сам вождь на ее похороны не поехал, а когда доложили, что мать похоронена на святой горе, то, якобы, возмутился: не знал, мол, что моя мать - святая. Так оно было или речь идет об одном из мифов, коих так много вокруг Иосифа Виссарионовича, сказать трудно. Мне все это рассказал смотритель, в конце рассказа предложивший пожертвовать деньги на развитие Пантеона. Я пожертвовал. Точно так же, как и в крохотном храме на краю Пантеона, где из скалы бьет вода и рассказывают про чудеса, происходящие в Рождество. Знать бы еще - на святость жертвую или на бизнес. Впрочем, мама учила меня в детстве: если просят - дай, бог разберется...

В Тбилиси есть еще десяток занятных музеев и музейчиков, вроде музея Сталина и музея грузинско-еврейских отношений, но вообще, за музеями все-таки не сюда. У меня такое ощущение, что "музейность" и "грузинскость" - понятия, существующие довольно параллельно. Сюда за духом и жизнью, несмотря на то, что денег грузинам сегодня явно не хватает...
Вот я передохну от впечатлений, выпью стаканчик "киндзмараули" под завораживающие песни "Рустави" и отправлюсь...

Москва обеспокоена...

Уполномоченный МИД России по правам человека Константин Долгов заявил сегодня, что Москва серьезно озабочена сообщениями о состоянии здоровья находящегося в американской тюрьме летчика Константина Ярошенко. Тому сделали операцию и вроде бы не дают анестетиков.
Ярошенко сидит в американской тюрьме за транспортировку крупных партий кокаина и будет сидеть двадцать лет. Это ведь только в России за торговлю наркотиками могут выпустить главу цыганского наркоклана через два-три года. В США к этим вопросам относятся, судя по всему, несколько серьезнее. Апелляционные суды жалобы на приговор отклонили.

Интересно, что Россия упорно пилота, перебрасывавшего наркотики защищает, и идет ради него на дипломатические демарши. А теперь, по сути, обвиняет американцев в пытках - не обезболивать в послеоперационный период - именно пытка.
Вот эту бы государственную обеспокоенность к российским больным. К старикам, которые сейчас из-за крутого пике российского рубля, без нужных лекарств. К тому, что онкологическим больным дают в России лекарства-дженерики, не имеющие эффективности, но дешевые, а потому закупаемые для больниц по государственным программам.
Недавно врачи, занимающиеся детской онкологией сделали по этому поводу специальное заявление. Детям, сказали они, нужно давать оригинальные препараты. Если, конечно, страна хочет, чтобы они выживали. «Мы крайне негативно к ним относимся, особенно когда речь идет о высокодозной химиотерапии" - вот выдержка из заявления детских онкологов. Но действующее законодательство обязывает закупать в рамках ОМС наиболее дешевый по сравнению с конкурентами препарат предпочтительно российского производства.
Но как-то особой обеспокоенности уполномоченные по правам человека на этот счет не выражают. А вот по поводу летчика, задействованного в наркотрафике, выражают. То есть, имеются государственные приоритеты. И связанный с наркотиками пилот в этой системе ценностей, ценнее детей и стариков.
Я понимаю, что держава борется за то, чтобы ее уважали и за то, чтобы уважали ее граждан. Но пример этой борьбы показывает, с моей точки зрения, не самый правильный. И обеспокоенность демонстрирует не по самому уважаемому поводу.
Нет, я за то, чтобы российского гражданина, пусть и осужденного за тяжкое преступление, поддерживать и права его отстаивать. Но прежде всего, отстаивать надо права беззащитных. И выражать обеспокоенность по поводу их совершенно незаслуженных мучений. Так, во всяком случае, честно...
Фото: "Коммерсант"

Дневник генацвале: Georgia on my mind

Стрип-клуб "Х.О." находится в Старом городе почти напротив Сионского собора, который шестого века и в котором молилась легендарная царица Тамара. Это сегодняшние реалии Грузии - казино и проституция рядом с Троицей-Самебо, где под фантастической красоты хор отслужил рождественскую литургию Патриарх Илия, приехавший, по нашим меркам, скромно - в кортеже из четырех бронированных "лексусов". Сам Троицкий собор построен недавно в центре армянского района грузинской столицы - Авлабар. Помните в "Хануме" - "весь Авлабар знает"...
Ставку на стратегическое развитие туризма со всей присущей ему атрибутикой веселья и разврата сделал тогдашний президент Саакашвили, заплативший разгромом грузинской индустрии за призрак "европейскости". Который бродит по Грузии с такой же безнадежностью, с которой бродил когда-то по Европе призрак коммунизма.

Европой Грузия не стала, а туристической страной, пожалуй, стать удалось - только русских приехало отдыхать и развлекаться в ушедшем году около миллиона человек. Все было бы хорошо, но нашествие туристов, среди которых много китайцев, арабов, турок, которых нужно обслуживать и обихаживать, нанесло сокрушительный удар по коллективному духу грузин, которые с огромным трудом привыкают к услужению. На глазах меняется идеология существования нации, где каждый третий принадлежит к княжескому роду, нации поэтов и художников, композиторов и танцоров. Привилегированное положение, которое грузины традиционно занимали в Советском Союзе, быстро сменилось пониманием того, что страна становится обслуживающим персоналом у туристов из гораздо более состоятельных стран. Из той же России, например.

В отельчике, где я живу, каждое утро приходит кормить гостей грузинка Элла. Без выходных и праздников уже много лет подряд. Утром она кормит жильцов и прибирает номера, вечером идет помогать дочери, которая тоже без выходных и праздников уже много лет подряд торгует в крохотном магазинчике неподалеку. Мечта Эллы - отмена виз с северным соседом, чтобы можно было поехать в Москву, где, как говорят, зарабатывают намного больше. Двое суток через двое суток дежурят без праздников и отпусков в отеле езид Давид и грузин Шико. У которых тоже все надежды связаны с визами. Только в Европу.

Грузин в Грузии осталось чуть больше трех миллионов. Если визы отменят и ЕС, и Россия, правительство опасается, что уедут еще миллион- полтора. Здесь с ужасом смотрят российские новости - если русских накроет кризис, в Тбилиси очень многое остановится совсем.
Но пока все более-менее ничего.
- Купи "Иверию", - говорит мне пожилой грузин, торгующий музыкальными дисками на рынке под Сухим мостом. - заслушаешься. И "ВИА-75" купи - тоже не оторвешься. И "Ореру" тоже возьми. Там те, что ранние - это прекрасно.

То, что прекрасно, знаю и сам. Целыми днями слушаю грузинскую музыку и дышу ей. И когда нужно перекусить, то выбираю те места, где есть музыка - "живая" или в записи. Грузия продолжает петь, несмотря ни на что. И пока она поет, она, пожалуй, непобедима.
Я купил сразу пять дисков, не став так уж сильно торговаться. Привезу домой и стану слушать Грузию. Как в детстве слушал море из раковины. Поднесешь к уху - шумит волной.
I say Georgia
Georgia
A song of you
Comes as sweet and clear
As moonlight through the pines
А еще у грузин есть вино - частица их души. Но об этом чуть позже. А то сердце не выдержит накатывающих эмоций...