February 6th, 2015

promo komandorva march 5, 2015 01:34 Leave a comment
Buy for 40 tokens
В блоге можно разместить рекламу на любую тему. Все, кроме материалов, нарушающих законодательство РФ.

Толстая, Бабченко и три пачки масла

Две неоднозначные медиа-фигуры современного политического поля. Исключительно талантливый, радикальный и беспринципный Бабченко, материалы которого я долгое время рекомендовал студентам, как образец военной журналистики. И яркая публицистка Толстая, которую тоже не упрекнешь в последовательности.
В общем, стоящие друг друга авторы либерального лагеря.
Тем интереснее почитать об их конфликте на неожиданном - националистическом направлении.

Письмо для Аркадий Бабченко.

Дорогой Аркадий Бабченко!
Тут все шумят, что одна старушка украла в магазине масло, охранники отвели ее в ментуру, и там она от волнения скончалась. Ей было 82.

Это очень печальный случай, очень печальный. В этом возрасте многие старушки выживают из ума, одни все воруют без разбору, а другие, наоборот, раздают домашние вещи случайным прохожим. Кто знает, как у нас с вами проявится Альцгеймер, правда, Аркадий Бабченко? Не дай бог.

Но у кого как, а у вас, Аркадий Бабченко, этот печальный случай вызвал вот какое отвратительное словоизвержение:

"Именно этот великодуховный вставший с колен народ сдает бабульку за пачку масла, выкидывает из автобуса в тридцатиградусный мороз парня-инвалида за неоплаченный проезд и грозится отобрать детей у мужа посаженной в тюрьму матери.
Страна алкоголиков, нравственных идиотов и инфантилов.
Скрепы в этой стране не знают границ.
Орки."

Это вы, Аркадий Бабченко, выразились так про мой русский, 140-миллионный народ, стало быть, и про меня в том числе. Это я тоже, очевидно, алкоголик, нравственный идиот и инфантил.

Что ж, в отношении меня вы правы. Я, по-видимому, действительно нравственный идиот и инфантил.

15 июня 2013 года я, Аркадий Бабченко, послала вам переводом из Сбербанка 1000 рублей. Дело в том, что в интернете прошла слезная просьба помочь вам с деньгами: вы застряли в Турции, где освещали турецкие революционные события, и совершенно поиздержались в дороге. Ву н'аве па манже сис жур. И на родину, - где проживают алкоголики и инфантилы - вам никак было не вернуться. Я поверила, пожалела вас и послала вам денежку. Это был акт чистого нравственного идиотизма. Я о нем сожалею.

У меня, Аркадий Бабченко, собственно, только одно пожелание. Каждый раз, что вы будете обвинять 140 миллионов, огульно, обильно, грязно, - а вы это делаете по нескольку раз в день - припомните мою синенькую бумажку, которую вы не на старушку потратили. Каждый раз, окей? Каждый.

Лучше мне было пропить ее с инфантильными алкоголиками. Я, наверно, другой раз так и сделаю.
Источник: микроблог Т.Толстой в ФБ

А секс оставьте на потом...

Гарвардский университет официально запретил своим преподавателям заниматься сексом со студентами бакалавриата. Оказывается, такие отношения и раньше не поощрялись, но и не запрещались на бумаге. А теперь запрещено. Извольте сначала студента выучить, а потом уже...
Интересно, что секс со студентами-магистрантами этим же документом не запрещается. Нельзя только в том случае, если профессор является непосредственным научным руководителем студента. В остальных случаях - пожалуйста. "Бостон глоб" в качестве комментария к этому решению вуза приводит слова одного из профессоров Гарварда, которая меру поддерживает и полагает, что "преподаватели должны фокусироваться на интеллектуальном развитии студентов".
Ну, разумеется. Если бы все они фокусировались, то необходимости в официальном запрете, надо понимать, не было бы...
Американские вузы регулируют половое взаимодействие студентов и преподавателей так, как считают нужным. В некоторых университетах есть официальные запреты, в некоторых нет.
Мне вот что интересно. В наших вузах, даже федеральных и, страшно сказать, исследовательских, никаких таких документов нет.
Видимо, в отличие от этих развратных американцев, российские профессора фокусируются исключительно на интеллектуальных вопросах образования...

Екатеринбург как храм

После небольшого перерыва в Екатеринбурге вновь активизируется храмостроительство. Православные собираются идти до конца в вопросе "восстановления" храма Святой Екатерины. Это не беда, что новый проект совсем не похож на тот храм, что был снесен безбожниками-большевиками. Главное, что храм в сердце города будет стоять любой ценой, даже если нерелигиозные выйдет с протестами. Как уже однажды выходили тысячами по поводу этого самого храма.
Оживились католики. Оказывается на троллейбусном кольце напротив гостиницы Центральная когда-то стоял их маленький храм. Пока его тоже не снесли демоны-большевики. И вот теперь храм, разумеется, нужно немедленно восстановить. Срочно, потому что нет ничего более важного, чем "восстановленный" католический храм.
Вообще, любой кризис стимулирует интерес к религии. Не случайно же главный большевистский безбожник Ленин писал об "опиуме для народа". Вдохнешь, и цены в супермаркете перестают иметь всякое значение.
В этом смысле, нет ничего в кризис более важного, как строить храмы. И чем больше мы их возведем, тем быстрее преодолеем разруху. Разруха - она ведь, как говорил профессор Преображенский, в головах.
Интересно, что насчет храмов пока молчат мусульмане. Наверное потому, что вот уже 7-8 лет никак не могут возвести мечеть на выделенном им весьма почетном участке у Царского моста.
Вообще в центре города еще так много свободного места, что можно без труда выстроить с десяток храмов. Напрашивается, например, строительство дацана вместо памятника связисту Попову. Бронзового изобретателя радио можно передвинуть к Малышеву. Все равно школьники не знают ни кто такой Малышев, ни кто такой Попов. Позже к этой архитектурной группе памятников логично добавить фигуру Ленина с главной площади города. Все равно на месте рукоуказующего вождя рано или поздно придется "восстановить" еще один храм, который снесли безбожники-большевики. Напротив мэрия, и чиновники должны быть по религиозным присмотром.
Немного позже, когда будут возведены все эти строения, пора будет заняться площадью коммунаров. Коммунары - это уже давно не актуально,  актуален стадион к чемпионату мира по футболу. А стадион без храма - не стадион, так что площадь пригодится.
Постепенно в Екатеринбурге можно будет настроить столько храмов разных конфессий, что в город начнется религиозное паломничество, и экономика областного центра быстро пойдет в рост, даже несмотря на массово закрывающиеся в регионе заводы. Зачем, собственно говоря, дымить заводским трубам, если можно обслуживать потоком прибывающих туристов-паломников?
Да, и город тоже надо будет со временем переименовать.
Из Екатеринбурга в Храмбург. Чтобы соответствовал реальности...

Больной патриотизм

Правительство России ввело ограничения на закупки импортных томографов за бюджетные средства. Отныне больницам и поликлиникам, финансируемым на государственные деньги, запрещено закупать импортную медицинскую аппаратуру, если есть хотя бы две заявки от производителей из России, Казахстана, Белоруссии и Армении.
В перечень запрещенной к поставкам техники входят  томографы, аппаратура рентгендиагностики, другое высокотехнологичное медицинское оборудование, реагенты для исследований, медицинская одежда, глюкометры, многие виды хирургических инструментов, спиртовые салфетки.
Решение вполне можно назвать патриотическим, но вряд ли оно поможет простым людям, которые могут обращаться за помощью как раз в государственные медицинские учреждения. Сложная медтехника в России производится далеко не такого качества, как в развитых странах, и запрет на заграничные закупки - это, по сути, запрет на качественную диагностику для российских граждан.
Кроме того, поскольку в государственные клиники хорошая техника больше закупаться не будет, цены на подобные услуги в частных больницах, разумеется, резко вырастут.
Понятно, что члены правительства имеют другие диагностические возможности для себя и членов своих семей. А народу придется, как всегда, на ощупь.
Доктор пощупает, потрогает, постукает - так и спасемся...

Шпион - выйди вон...

Вот и я думаю, что шпион совсем не обязательно похож на Джеймса Бонда...

Часовщик из Скапа-Флоу

Журналист Максим Соколов — о том, почему в некоторых случаях не следует отметать ответственность за госизмену с порога

Часовщик из Скапа-Флоу

Максим Соколов. Фото: Глеб Щелкунов

История, весьма популярная в Великобритании в годы Второй мировой войны, повествует, как в шотландском городке Керкуолл, что на Оркнейских островах близ большой военно-морской базы Скапа-Флоу, в 1927 году поселился голландский часовщик Иоахим ван Шулерман. Искусный в ремесле, честный и благожелательный в сношениях с соседями и клиентами, он вскоре заслужил любовь и уважение всего городка и в 1932 году натурализовался, сделавшись подданным Его Величества.

Немалую часть его клиентуры составляли военные моряки, да и в пивных, где он сиживал, их по понятным причинам хватало, нрав у него был приветливый и общительный. Кроме этого, он привез из Голландии любовь к рыбной ловле и часто рыбачил на лодке в прибрежных шхерах.

Идиллия продолжалась довольно долго — до 14 октября 1939 года. В этот день часовщик Шулерман, в действительности бывший капитаном 1-го ранга кригсмарине фон Мюллером, вышел в море на своей лодке, там он пересел на подошедшую к базе германскую субмарину U-47 и, выступив в качестве лоцмана, провел ее вычисленным им безопасным коридором середь противолодочных заграждений. Войдя на внутренний рейд, U-47 торпедной атакой отправила на дно линкор Его Величества «Ройял Оук». Погибло 834 человека из 1280, составлявших экипаж линкора. U-47, пользуясь тем же проходом, покинула Скапа-Флоу и ушла в Киль с часовщиком-каперангом на борту. Художественное изложение этой истории можно найти в повести З. Воскресенской «Девочка в бурном море» (глава «Одна минута»).

Точность требует указать, что есть версия, согласно которой никакого часовщика не было, а U-47 проникла на внутренний рейд то ли неисповедимыми путями, то ли потому, что противолодочные заграждения Скапа-Флоу всякий мог легко обойти (очевидно, во флоте Его Величества царил редкостный бардак). Впрочем, ревизионистские версии появились недавно, а до последнего времени история с часовщиком использовалась в Британии как доказательство того, что разведку интересует всё и что для того, чтобы совершить государственную измену, совершенно необязательно быть официально допущенным к государственным тайнам.

Ведь часовщик Шулерман извлекал полезную информацию для кригсмарине исключительно в ходе мирных бытовых разговоров с моряками и рыбной ловли в море. Ни для первого, ни для второго никакого специального допуска не требовалось. Можно привести в качестве примера и деятельность советской разведывательной группы «Джек», заброшенной в конце июля 1944 года в Восточную Пруссию. Пребывая в экстремально враждебном окружении и находясь на полностью нелегальном положении, разведгруппа не имела и не могла иметь никаких допусков к секретам вермахта, ее донесения сводились в основном к ежедневному наблюдению за прохождением железнодорожных эшелонов на восток по линии Кенигсберг–Инстербург. Тем не менее советское командование извлекало для себя из этих сводок о поездах рейхсбана нечто для себя весьма полезное.

Всё это к тому, что козырный аргумент в защиту проживавшей в Вязьме гражданки Давыдовой — будучи домохозяйкой и не имея допуска к секретной информации, Давыдова тем самым при всем желании не могла совершить государственную измену — несколько хромает. Группа «Джек» несомненно шпионила в Восточной Пруссии, передавая в Москву сведения о передвижении частей вермахта. Часовщик несомненно шпионил в Скапа-Флоу, передавая в Берлин сведения о системе противолодочных заграждений британской военно-морской базы. Чем принципиально отличается его деятельность от деятельности Давыдовой, извещавшей украинское посольство о передвижениях личного состава воинских частей РФ?

Тот довод, что 14 октября 1939 года Британия официально находилась в состоянии войны с Германией, а Россия официально не воюет с Украиной, не очень убедителен. Часовщик вел свою методическую деятельность в Скапа-Флоу аж с 1927 года, и позволительно предположить, что уже к 1937 году — формально совершенно мирному — чего-нибудь да нарыл. Если бы его уличили в 1937 году, следует ли так понимать, что поскольку тогда войны между Германией и Великобританией еще не было, то и шпионаж (точнее — государственная измена, поскольку Шулерман натурализовался в 1932 году) был бы ненаказуем? Довольно сомнительно — контрразведка работает и в мирное время.

Можно допустить, что сведения, которыми Давыдова делилась с украинским посольством, были сомнительны. Это тот казус, когда покушающийся на преступление совершает его с негодными средствами, не могущими причинить вреда, будучи, однако, субъективно уверен, что средства годны и вред гарантирован. Например, когда А., желая отравить Б., подливает ему в питье миндального ликера, будучи уверен в том, что это раствор цианистого калия. Другой пример — метание в губернатора бомбы, снаряженной хозяйственным (или туалетным) мылом, притом что бомбометатель субъективно уверен, что он поражает врага натуральной адской машиной.

Здесь юристы расходятся в оценке такого рода покушений. Одни делают упор на объективную сторону, полагая, что попытка с негодными средствами не должна быть наказуема, другие — на субъективную, полагая, что покушающийся сделал всё, что мог, дабы покушение было успешным.

Такое «яка держава, такой и шпионаж», конечно, вносит известную разноголосицу. Тем более что у Давыдовой, похоже, не всё в порядке на чердаке.

Тем не менее полное и с порога отметание ответственности за госизмену, с которым мы столкнулись, слушая соединенный голос общественности, заставляет заподозрить, что в своем гуманизме наши общественники оправдали бы и часовщика из Скапа-Флоу.

Источник: http://izvestia.ru/news/582674