January 19th, 2015

Формула бессмертия

Студент Юрий Берланд из УрФУ вывел математическую формулу, согласно которой жизнь после смерти существует. Собственно, формула была выведена еще в Евангелии, но впервые так наглядно и на всю страну показано, какого прогресса достиг образовательный процесс в вузе федерального значения.
Еще немного и, вполне возможно, появятся формулы, доказывающие возможность воскрешения на третий день после смерти. А потом - формулы, согласно которым прозреет слепой. А на темы реинкарнации и переселения душ будут защищены первые кандидатские диссертации...
Но вообще, студент здорово успокоил общественность, в числе которой нахожусь и я. Ведь наличие возможности жизни после смерти - это гораздо важнее, чем наличие жизни на Марсе. На другую планету большинство из нас не собираются, а вот пожить подольше очень хочется, поскольку жизнь, безусловно, хороша, пусть даже и в иных измерениях.
Почему-то формулы настраивают на оптимистический лад гораздо надежнее, чем молитвы. Потому что любая молитва - это просьба, которая может быть удовлетворена, а может и не быть. А формула - гарантирует обязательное исполнение. Как страховой полис.
Так что теперь мы живем вечно. И все благодаря скромному студенту, которого, разумеется, теперь нужно немедленно выдвинуть на какую-нибудь большую премию. Даже и на Нобелевскую премию мира. Потому что сознание того, что люди бессмертны окончательно и бесповоротно мирит этих самых людей по всему миру. Русских и украинцев, арабов и евреев, "шарли" и мусульман, Обаму и Путина. Ведь если ты бессмертен и просто тихо переселишься после смерти в другой, гораздо более достойный тебя мир, то какой смысл в танках, ракетах и палке от швабры, которой давно собирался прибить соседа-алкаша? Можно распустить НАТО и это, как его, ОДКБ, который и так-то существует больше на бумаге.
Человечество остро нуждается в подтверждении своей нескончаемости, в возможности, ничего не меняя, перетечь из одно состояния в другое, потом в третье и четвертое, как вода, которая становится то снегом, то паром, но не меняет химического состава. Поскольку как-то жалко талантливому и красивому умереть насовсем. И очень хорошо, что такой проблематикой отныне занимается на государственные деньги серьезная вузовская наука.
У меня есть предложение, развивающее сделанное открытие. Надо бы как-то воплотить результат теоретического изыскания в практику. Заняться, так сказать, внедрежом и инжинирингом. И превратить малопонятную большинству народа формулу в какое-то заклинание. Типа "крибле-крабле-бумс". Чтобы произнес, выдернул из бороды или носа волосок и перешел. А то каждый раз умирать и воскресать скучно и не так гигиенично, как хотелось бы. Особенно для женщин, которым нужно сохранить прическу и макияж.
Создать научную школу, получить гранты и приступить к работе. Это направление вообще может быть весьма перспективным для отечественной науки. Раз уж компьютеры изобретать окончательно разучились...
promo komandorva march 5, 2015 01:34 Leave a comment
Buy for 40 tokens
В блоге можно разместить рекламу на любую тему. Все, кроме материалов, нарушающих законодательство РФ.

 ВЗГЛЯД / Москва должна послать Киев на три буквы

Пора валить... домой

Дауншифтер в кризисе


Лера Тихонова, "Сноб"

Несколько лет назад мой знакомый, Сережа Таранкин, полжизни проработавший менеджером в страховой компании и даже один раз премированный как лучший сотрудник месяца, вдруг осознал, что он ни фига не Сережа и не Таранкин, а Рамананда. Он бросил страхование и полностью отдался воле случая, порвав на мелкие клочки даже свою личную страховку. И, как выяснилось, правильно сделал: как только Сережа переступил границу Индии, Рамананда прямо-таки на глазах начал проступать сквозь его славянские черты. Все эти годы они прекрасно сосуществовали в одном теле, хотя разительно отличались друг от друга. Таранкин жил в пятиэтажке в Железнодорожном, Рамананда — в бунгало в Арамболе. Таранкин пил по утрам огуречный рассол, Рамананда похмелялся кокосовым молоком. Таранкин во всех бедах винил Путина, Рамананда великодушно пенял на карму. Когда в апреле Сережа, грустный, возвращался из рая назад в Железнодорожный, чтобы перебиваться сезонными работами до следующего вояжа в Гоа, Рамананда еще немножечко жил в нем, потрясая дредами и амулетами Ганеши. Но постепенно дреды расплетались, Ганеша закатывался за раскладушку, а запах гашиша и куркумы безнадежно выветривался. Но Сережа не отчаивался, он знал: надо продержаться до октября. Однако в этом году Сережа никуда не поехал…

Дауншифтинг — это вам не опрощение Льва Толстого. Для того чтобы примкнуть к движению и отправиться зимовать в Гоа, в самый популярный ареал обитания дауншифтеров, не требуются глубокий мировоззренческий кризис и религиозные метания. Не похожи дауншитферы и на римского императора Диоклетиана, который в ответ на призывы вернуться на государственную службу хвалился посаженной им собственноручно капустой. Гоанцы капусту не сажают — они вообще ничего не сажают, кроме своей печени. Достаточно иметь загранпаспорт и хотя бы однушечку в Железнодорожном. Было достаточно. Потому что времена изменились.

После «крымнаш» или «намкрыш» все посыпалось как карточный домик: рубли, дешевые авиабилеты, фриланс и квартиры в аренду, на доходы от которых можно было безбедно существовать в теплых странах. Теперь за ту же однушечку индийские банкоматы выдают уже не сорок тысяч рупий, а всего лишь двадцать. Скутер, самоса и гашиш подорожали ровно в два раза, и осеннее явление «поехавшая Россия» вдруг превратилось в жидкий ручеек туристов-пакетников из Челябинска и Уфы, которым все равно где бухать за свои триста долларов, потраченных на недельную путевку.

По просторным гоанским пляжам бродят теперь лишь печальные собаки и недоумевающие работники прибрежных кафе — и те, и другие рассчитывали на бурный сезон. Заскучала и местная мафия — продавцы кокосов, платков и драгоценных ожерелий из пластика, поделивших еще в сентябре все шезлонги. Обычно они бдительно следят за отдыхающими, будто кормящие матери за младенцами, и налетают, стоит только пошевелиться, но сегодня шезлонги пустуют… Однако собакам и индусам тяжелее, чем нам, просвещенным россиянам и еще более просвещенным украинцам. Они не в курсе, что во всем надо винить Кремль. Да и фейсбука, где можно писать ежедневные проклятия, у них нет. Самыми счастливыми выглядят местные нищие — им, неразумным, не приходит в голову искать виноватых в своей судьбе. У них, в отличие от нас, есть личная карма, которую они покорно отрабатывают, и следующая реинкарнация, которую с энтузиазмом ждут.

В Гоа остались только те соотечественники, для которых выражение «мама мыла Раму» имеет глубокий сакральный смысл, а поза «трупа» самая любимая — они уже не мыслят себя без Индии и полностью мимикрировали. Есть еще «подснежники» — бродячий народ, обычно появляющийся весной, в конце сезона, готовый на любые подвиги за тарелку риса. Денег вернуться домой у них нет, жить им не на что. В этом году «подснежники» зацвели уже в январе… Самая многочисленная группа — неунывающих и предприимчивых. Им, как и жизнерадостным нищим, несвойственно стенать и жаловаться. Они действуют. Моя подруга открыла в Гоа кафе молочных продуктов с вывеской: «Хватит нюхать порошок, ешьте лучше творожок» — и зарабатывает тем, что несет здоровье в массы хилых наркоманов. Местные пальмы обклеены свежими объявлениями: плету дреды, учу сакральным танцам, игре на барабане, возвращаю в прошлые реинкарнации, гадаю на таро, давлю прыщи по бартеру.

Бартер — крайне модное слово в этом сезоне. В социальных сетях создаются целые группы и стихийные движения среди выживающих гоанцев. Каждый делает то, что умеет. Одни квасят капусту и пекут пирожки, другие ткут самодельную одежду из конопли или недорого эпилируют зону бикини. Обмен товарами и услугами процветает. К тому же дауншифтеры насели на индусов, требуя скидки. Они в лицах рассказывают местным крестьянам про колебания цен на баррель и ключевую ставку ЦБ и добиваются невиданных дисконтов на парное молоко, сахарный тростник и гашиш. Последнее особенно актуально. Гашиш для гоанца — то же самое, что антидепрессант для американца. Он прекрасно маскирует неприглядную, кризисную действительность. Косяк — еще и форма общения. Его протягивают при встрече, и попробуй не сделать затяжку! Это даже драматичнее, чем отказаться выпить в России. Тут уж аргументы, что зашился или лечишься, не работают. Курить можно всем: и зашитым, и больным, и даже постящимся — местные Боги демократичны и не имеют ничего против.

Кстати, группу бодрых и активных нисколько не огорчают опустевшие пляжи. И все потому, что в последние годы Гоа напоминал уже не рай, а густонаселенное общежитие. Квартирный вопрос испортил не только москвичей. Постаревший, обрюзгший дауншифтер первой волны беспрерывно ворчал, что цены растут, а публика, наоборот, мельчает. Вместо длинноволосых хиппи, воспевающих философию любви и пацифизма, Гоа наводнили уставшие от жизни продавцы микроволновок и пылесосов из ТЦ «Варшавский», которые «Бхагавад Гиту» не читают, индуизм путают с иудаизмом, а йогой качают ягодицы. Разочаровавшиеся в Гоа сторожилы стали расползаться по всему миру в поисках потерянного рая: Камбоджа, Филиппины, Бирма… Они мечтали о неистоптанной земле и девственных аборигенах, которых еще не касалась рука массового русского дауншифтера. Однако в этом году продавцы пылесосов остались в России, едва успевая снабжать обедневших россиян бытовой техникой, а Гоа вернулось в прежнее «допылесосное» состояние.

Свято место пусто не бывает. Вместо русских вдруг появились израильтяне и англичане, ранее щемившиеся от наших соотечественников по углам. Пока они еще робко оглядываются по сторонам и тихонько смеются, не веря своему счастью — злачные улочки Арамболя выглядят по-детски невинными без молодчиков из Нижнего Тагила. Прибавилось и молодых индусов, приезжающих на выходные из дальних штатов. Держатся те обычно группками, заходят в океан одетыми и только по колено, и женщин среди них, как правило, нет. Вообще, несмотря на культуру камасутры, с сутрой и камой у индусов большой напряг. Это пуританская нация. Девушки у них скромны и непременно ждут «руки и сердца». Рук и сердец у индусов навалом, но денег, чтобы жениться, нет. Проститутки тут в дефиците. Бомбейские ездят с гастролями редко. Те две, что окучивают все гоанское побережье с начала девяностых, Наташа и Лена, уже немолоды, и к ним очередь больше, чем к участковому терапевту в моей районной поликлинике. Приходится индийской молодежи довольствоваться вуайеризмом.

Именно поэтому заниматься любовью ночью на гоанских пляжах хоть и романтично, но совершенно публично: через пару минут откуда ни возьмись появляются немые тени, по два-три представителя от каждой деревни, и группками рассаживаются вокруг, словно зрители в партере в предвкушении эротического шоу. Конечно, можно разогнать любопытствующих на пару актов прелюдии, но потом они снова подтягиваются и занимают места согласно купленным билетам. Избавиться от назойливой публики невозможно. Тем более сейчас, когда с эротическими шоу перебои: главные звезды, безбашенные русские, остались дома.

Поубавилось работы и у местных полицейских. Усатые, пузатые, совершенно карикатурные дядьки ходят с ружьями наперевес и позевывают. Хотя, конечно, они и раньше не напрягались. И все потому, что их обязанности берет на себя личная карма каждого. В Индии стоит неправильно себя повести, как тут же падаешь со скутера. Именно по этой причине половина гоанцев ходят загипсованные — с руками на распорках, забинтованными головами и подвязанными челюстями. Иногда полицейские приходят на «сансет», туда, где барабанщики собираются в круг, а гоанцы — и загипсованные, и здоровые — пляшут, пока солнце не упадет в море. В целях конспирации полицейские переодеваются в гражданских и ходят между танцующими, высматривая, нет ли чего запрещенного. Запрещенное, конечно, есть, но с приближением правоохранительных органов его прячут. Узнать полицейского несложно, уж больно по-индийски они конспирируются — единственные ходят по пляжу в ботинках.

Несчастный Сережа Таранкин тоже теперь ходит в ботинках, да еще на шерстяной носок. Пару дней назад он устроился на работу. Страховая компания его назад не приняла, да и душе, познавшей свободу, уже слишком тесно в корпоративных рамках. Теперь он трудится продавцом в лавочке благовоний на «Петровско-Разумовской», с волнением следит за курсом, мерзнет в электричках, а ночами смотрит на небо и оплакивает Рамананду, попавшего в жернова кризиса. Аминь. Точнее, Ом.
Источник: http://snob.ru/profile/29040/blog/86252

Жизнь после Украины

Как я и предполагал, украинский узел не удастся развязать никому. Ни Путину, ни Меркель, ни тем более самим украинцам. Он будет разрублен...
Есть такое ощущение, что процесс разрубания узла начался сутки назад после штурма киевскими подразделениями донецких пригородов и бомбардировки шахтерской Горловки полутонными бомбами. Это уже точка невозврата, теперь Москве нет никакого резона тормозить ополчение. Наоборот, переговоры с Европой и США окажется сподручнее вести после сдачи Мариуполя и потенциальной угрозы самому Киеву.
Говорят, что у президента России нет уже никаких козырей в рукаве. Может и нет. Они ему, пожалуй,  и не нужны - даже самые скептично настроенные эксперты говорят, что у ополчения больше пятисот танков, почти тысяча боевых машин раличных классов, и техника эта на ходу и с боекомплектом. Даже самые осторожно настроенные российские военные предполагают, что зенитных средств донецких и луганских достаточно, чтобы добить остатки украинской авиации. Плотность артдуэлей свидетельствует, что и по артиллерии перевеса у ВСУ нет. Во всяком случае, решающей, которая позволила бы наступать.
Иными словами, Киеву войны не выиграть, а проиграть ее он еще как может.
Но если нет козырей в рукаве у Путина, то, возможно, они есть в пиджаке у Обамы или в складках юбки Меркель? Вряд ли. Как-то не просматриваются. А что эти господа, собственно говоря, еще могут? Кроме как заставить заливаться лаем прибалтов и поляков? Ввести какие-то новые ограничения? Сомнительно. И так все в Европе не слишком весело. Отключить SWIFT? Это да, не исключено. Но тоже очень сомнительно, да и не разрушит российскую экономику, как трубят либералы. Хотя, жизнь, разумеется, сильно осложнит.
Но SWIFT - это  окончательно последний аргумент, это объявление войны, и тогда многое пойдет по-военному, вплоть до разрыва дипломатических отношений. И Киевом тогда скорее всего займется уже Российская Армия.
Думать  нужно не об этом. Украина как страна скоро исчезнет с карты мира. А люди останутся. И никакая Европа их не примет, поскольку там лишние рты не нужны. В лучшем случае, пришлют гуманитарныю помощь с просроченными банками и упаковками, как они в таких случаях обычно делают. И советников по переустройству.
Между тем, сегодня вице-премьер Аркадий Дворкович объявил о том, что рост цен на хлеб в России продолжится. Несмотря на огромный прошлогоднийурожай. И на многие продукты - тоже, поскольку нашу зависимость от импорта никто не отменил. Так вот сегодня нужно размышлять о том, как и чем мы станем жить после окончания войны.
А то узел-то разрубить можно, но как бы победа не стала пирровой...

Причины и перспективы возобновившейся бойни на Юго-востоке Украины.

Я очень давно не писал о войне на Юго-востоке Украины. Не потому, что совсем уж не понимаю происходившее там последние месяцы. Скорее, наоборот. Основные причины неустойчивого равновесия, сложившегося после летне-осенних боев достаточно очевидны и многократно подробно расписаны многочисленными аналитиками. Но никогда не соглашался и не соглашусь с тем, что это противостояние между неведомо откуда возникшими «укропами» и русским народом юго-восточных областей. Воспринимал и воспринимаю происходящее, как гражданскую войну внутри русского народа. А это больно. Больно не только писать, но даже думать об этом. Какая разница, сколькими границами разделили единый народ предатели от политиканства. Морок над всеми нами вот уже тридцать лет. А его корням так и почти сотня.

И сегодня на землях Украины повторяется то же самое, что уже было сто лет назад. На погибель нам и на радость нашим истинным врагам, сидящим далеко от бойни в удобных креслах роскошных кабинетов. Не одни ангелы воюют на стороне Новороссии, как и не одни предатели своего народа на стороне ВСУ. Но и там, и там в основном наши люди, наемники не в счет. И там, и там представители одного народа, разделенные дурманом вражеской пропаганды по разные стороны баррикад.
Collapse )