July 7th, 2013

Перерезать пуповину

Недавно одна из самых умных моих студенток высказалась на выпускном вечере в том смысле, что ей теперь будет тяжело без вуза и людей, с которыми провела пять лет. В таких случаях положено говорить что-то оптимистическое, и я, конечно, сказал. Хотя тоже ощущаю значимую пустоту, после того, как те, в кого ты стремился вложиться и кому последовательно передавал постулаты своей веры, в какой-то несомненно прекрасный для них день просто делают шаг вперед и уходят...
Когда говорят, что завтра у тебя начнется новая жизнь, как-то невзначай предполагается, что старая у тебя завтра закончится. Это как пуповина, которую нужно обязательно перерезать, чтобы идти вперед. Другого не дано.
Когда-то нас, тех, кто прожил вместе в одной казарме четыре года, построили в один прекрасный день и выдали конверты с названиями городов и номерами войсковых частей. Блатным досталась заграница и Москва с Питером, неблатным - все остальное. На следующий день мы должны были навсегда уехать из этой самой казармы с мастичными полами и железными солдатскими кроватями. Уехать, чтобы никогда уже не собраться вместе. Только ощущение новеньких лейтенантских погон на плечах, "ромбиков" на только что сшитых кителях и первой офицерской получки, выданной на два месяца вперед не давало комку в горле перекрыть голос до петушиного фальцета. Мы, как положено, выпили в ресторане за звездочки, а потом начали разъезжаться.
И ведь действительно, больше ни разу мы в более или менее многочисленных составах не собрались. Из всего своего довольно дружного взвода я видел за эти годы человек пять или шесть. Как-то мимоходом узнавал, что одного зарезали в пьяной драке, другой погиб в Афганистане, а у третьего остановилось сердце...
Но что самое интересное, совсем недавно, когда у меня была возможность поехать на очередную встречу в свое бывшее училище, я отказался. Не потому что не было денег на билет и бутылку водки для товарищей, а по другой, может быть, гораздо более важной причине. Я вдруг понял, что пуповина перерезана навсегда и не надо пытаться войти в реку дважды. Что те лысые и пузатые мужики, которые, разумеется, захотят со мной под рюмку про курсантскую юность перетереть - это совсем не те парни, которых я знал.
Наша жизнь устроена странным, но логичным образом. По ней нельзя идти назад. И задержаться тоже невозможно.
Шагнул вперед, не оглядывайся. Все равно ничего уже не увидишь...
promo komandorva march 5, 2015 01:34 Leave a comment
Buy for 40 tokens
В блоге можно разместить рекламу на любую тему. Все, кроме материалов, нарушающих законодательство РФ.

Страна всеобщей брачности

В России проводится День семьи. У нас всегда так - День влюбленных и День семьи отмечаются в разное время, поскольку, видимо, любовь любовью, а семья семьей. Наличие семьи совсем не гарантирует любви в ней, а наличие любви никак не означает, что речь идет о семье. Доброе дело, как шутят, браком не назовут...
Поскольку никаких единых традиций в праздновании еще не наработано, а то, что праздник восходит к глубоко почитаемым в христианстве муромскому князю Петру и его жене Февронии, которые жили в XIII веке, знают далеко не все, то в каждом городе развлекаются, как могут.
Например, в Башкирии решили в этот день никого не разводить. В смысле, не регистрировать официальных разводов. Хочешь развестись - сначала побеседуй с психологом, а потом дождись вторника. Сегодня нельзя, завтра - можно.
Но дальше всех пошли в Муроме, что в особо экономически развитой Владимирской области. Здесь в администрации решили провести "неделю без разводов". А если получится, то потом - "месяц без разводов". А потом, наверное, год без разводов, век без разводов, ну и так далее. Таким образом, Муром вскоре превратится в город всеобщей брачности (не путать со всеобщей барачностью) и, наверное, сможет в этом смысле, войти в книгу рекордов Гиннеса. А что - нет разводов, нет и проблемы. Хорошо, что президент Путин не живет в Муроме, а то так и маялся бы, не разведясь.
Муром показал пример всему государству, как можно и должно решать проблему крепости российской семьи. Не разводить ни при каких обстоятельствах. Женился, сволочь, живи. Вышла, зараза, замуж - забудь про развод. Можно даже организовать общественное движение "Против разводов" и провести мощную общероссийскую компанию под лозунгом "Тот, кто разводится - враг России". Пикетировать с помощью активной молодежи ЗАГСЫ и всякого, кто подает соответствующее заявление, немедленно обливать чем-нибудь липким и вываливать в перьях. Разведенных - не принимать в партию "Единая Россия" - это будет самое страшное наказание. И сразу, без разговоров снимать с государственных постов - наконец-то избавимся от Чубайса.
Особое внимание уделить женщинам-разведенкам. На двери их квартир нужно будет налепить какой-то неснимаемый и несмываемый знак, самих - заставить, пока не выйдут замуж, носить платья специального цвета - например, лилового. У разведенных мужчин - изымать в качестве спецналога 80 процентов зарплаты. Нет, лучше 90, чтобы было неповадно.
Не выдавать заграничных паспортов, чтобы своей одинокостью не позорили наше Отечество за рубежом и ни к кому в порыве найти свое счастье не приставали. Счастье должно быть здесь, на земле предков, которые активно женились и интенсивно производили себе подобных.
Вскоре, наше Отечество станет, на зависть недругам, самым семейным в мире. И жизнь сразу наладится. И воцарятся у домашних очагов и микроволновок любовь и обожание. Потому что или ты любишь свою супругу, или государство полюбит вас обоих.

Флаги на ветер

Двадцать шесть тысяч жителей Владивостока в специальных майках воскресным утром выстроились в три ряда со специально розданными им разноцветными флажками. Этот строй образовал изображение российского государственного триколора размером в 707 метров. Что немедленно зафиксировал специально прибывший сюда из Лондона представитель книги Гиннеса. Власти города тут же получили от специалиста по рекордам соответствующий сертификат. Правда, для окончательной фиксации рекорда им еще придется принять из английской столицы высокую комиссию, которая перепроверит обстоятельства произошедшего.
Я вот думаю, неужели у властей недавно опозорившегося при приеме саммита АТЭС Владивостока, население которого продолжает медленно таять, не нашлось других методов выразить свою любовь к российской государственной символике? Ну, там нарисовать флаг фломастером на лбу мэра или губернатора. Или вывесить флажки в каждом окне офисов местных министерств и ведомств? Или раскрасить в бело-лазорево-красный свои совсем не российские представительские автомобили?
Почему нужно ни свет ни заря поднять 26 тысяч человек? И почему обязательно нужно было приглашать на эту церемонию представителей книги Гиннеса, которые, надо полагать, прилетели за тридевять земель совсем не задаром? И, кстати, сколько заплатили и заплатят этим сэрам за такой серьезный рекорд? И нельзя ли было потратить эти деньги как-то более эффективно. Детскому саду какому-нибудь что-то купить или детскому дому?
Недавно довелось быть в иорданской Акабе. Там у самого берега моря стоит флаг хашимитского королевства Иордании, за свою величину тоже занесенный в книгу Гиннеса. Вокруг флага разруха, здесь же справляют нужду верблюды и их хозяева бедуины, иногда пробегают крысы, привлеченные обширными и обильными мусорками. Но иорданцы флагом страшно гордятся и немедленно начинают рассказывать не про весьма скромные достижения своего арабского отечества, а именно про полотнище флага. Больше ведь рассказывать не о чем. Рядом с этой нищетой, буквально в нескольких километрах вдоль линии залива, процветающий израильский Эйлат. Там нет рекордных флагов, но эта территория обгоняет иорданскую в развитии на десятилетия.
Так и с Владивостоком. Напротив процветающая Япония, неподалеку быстро растущий Китай. А мы поднимаем флаги, информацию о которых запишет в блокнотик карандашиком за немалые деньги англичанин.
И радоваться, всем немедленно радоваться. Наш флаг больше всех. Да вообще, мы - великая нация...

Паровозик из детского парка

Из екатеринбургского парка Энгельса пытались вывезти паровоз. Причем, как обычно, тайно. Пригнали подъемный кран в 50 тонн, поставили ограждение. То ли на металлолом старика продали, то ли решили что-то коммерческое на этом месте возвести. Чтобы потом продать подороже. То ли в Китай вознамерились отправить. У нас много что сейчас в Китай продают, от авианосцев и истребителей до паровозов - нам все это ни к чему, у нас нефть есть.
Вообще, в Екатеринбурге последовательно уничтожают все, что предназначено жителям вообще и строят на этом месте что-то такое, что предназначено жителям конкретным. Поскольку место в самом центре, то, видимо, не просто конкретным, а очень конкретным.
До этого измочалили стройками Зеленую рощу, где до сих пор стучат дятлы и лущат орехи белки. Кому-то захотелось жить с видом на природу и часть деревьев вырубили. Наплевав на то, что думают люди. Потом вырубили вековые сосны на Юго-Западе, где выстроили несуразный торговый центр "Радуга". Недавно губернатор Куйвашев, посетивший последний городской бастион природы - парк Маяковского, сказал, что парк нуждается в реконструкции. Стало понятно, что элитные дома вместо деревьев вскоре построят и тут.
Если уж, несмотря на протест главы региона, ухитрились снести старинный особняк и разломать универмаг, бывший одной из визитных карточек города, то не исключено, что скоро придут и за вами, ну, то есть к песочнице в вашем дворе. Там тоже отлично может встать дом с дорогими квартирами, который построит компания, близкая к администрации Екатеринбурга. Только угрозой народного восстания удалось отстоять небольшой парк на улице Бардина, на территории которого все-таки влепили торговый центр, назвав его "помещением для уборочного инвентаря".
Теперь вот дотянулись до старенького паровозика, где играют уже два поколения детей. Паровоз, между прочим, раритетный, его построили в 1936-м году и, отработав свой век, локомотив стал памятником. Таких машин осталось уже очень мало, говорят, что всего несколько штук.
На этот раз большую железяку, которая так нравится малышне, спасло то, что у рабочих не оказалось нужных документов. Но, дяди и тети, которые этих рабочих прислали, конечно, не дураки и дурочки и бумаги правильно оформить сумеют. И однажды старикана-паровозика все равно не станет. А в парк, вернее в то пространство, что останется от парка после строительства дома или еще одного торгового центра, воткнут какую-нибудь пластиковую игрушку. Чтобы, значит, детишки веселились и не плакали.
Только вот в чем проблема. У каждого парка, даже у такого маленького садика, как парк Энгельса, есть душа. Так вот эта душа - как раз паровозик. Хотите лишить это место души - забирайте. Возьмите на себя этот маленький грех перед городом и его жителями. Все равно никто не заступится...