Валерий Амиров (komandorva) wrote,
Валерий Амиров
komandorva

Categories:

Екатерина Великая как новая икона феминизма

Что-то такое давно уже должно было произойти. Феминисткам, особенно российским, не хватает для полноты ощущений образа сильной женщины, которая одновременно была бы и значимой исторической фигурой, и символом противостояния мужскому, сексистскому в своей идее миру. До сих пор ни одна из женщин, многого добившихся в жизни, на такой символ не тянула. Ни Индира Ганди, происходившая из высшей касты жрецов, ни британский премьер Маргарет Тэтчер, бывшая в жизни примерной матерью и женой, ни по-немецки рациональная Ангела Меркель, ни великая Голда Меир, представлявшая народ, в котором статус женщины всегда был очень высок.
Были попытки создать сильный феминистский образ из фигур анекдотических, например, уставшей считать мужей и писать про секс в политике Ирины Хакамады, Валентины Матвиенко, которой, как пишут, нравится, когда близкие называют Валентиной Великой, или даже Марии Арбатовой. Но у всех этих российских кандидатов не имелось главного - хоть капли задатков для того, чтобы не на словах, а на деле выглядеть самостоятельной во всех смыслах женщиной, самореализация которой не вызывала бы никаких сомнений.
И тогда стало понятно, что феминистки такой образ просто сконструируют. Слепят из того, что было...

В материале "Известий":

Игры на престоле: была ли Екатерина II феминисткой
В новом сериале «Великая» выдумки больше, чем правды, а XXI века — больше, чем XVIII
Сергей Сычев

На more.tv вышел американский сериал «Великая» — костюмный фарс о первых годах жизни Екатерины II в России. Не стоит искать здесь исторической правды, ее вряд ли больше, чем в гайдаевском «Иване Васильевиче». Это скорее антитоталитарный памфлет с феминистским уклоном. «Известия» посмотрели сериал, который не стесняется исторических ляпов.

Встреча на краю света


«Шутка со смыслом», — говорил герой дебютного фильма Алексея Мизгирева «Кремень», разбивая себе о голову бутылку. Русские в сериале «Великая» тоже шутят со смыслом, регулярно швыряя дорогие бокалы об пол, предварительно выпив содержимое. В новоизобретенной мифологии Тони МакНамары, шоураннера сериала и, между прочим, сценариста нашумевшей «Фаворитки», Россия XVIII века именно так привыкла относиться к людям. Выпил — выбросил. С таким же подходом к своей персоне сталкивается юная аристократка София Фредерика Августа Ангальт-Цербстская, будущая Екатерина II. Достаточно сказать, что жених встречает ее невероятно хамской выходкой: кричит, что на портрете она казалась выше, и требует, чтобы ее отправили обратно. А потом честно сообщает: нужна она ему только для того, чтобы родить наследника. Его романтическое письмо, поразившее принцессу до глубины души, за него сочинили, лично же он не намерен провести с невестой ни одной лишней минуты.
Ни о какой любви речи нет, натура молодого императора вообще далека от моногамии. Он спит со всеми подряд, ради развлечения палит по людям и животным и держит в своих покоях мумию матери. Человек без каких-либо принципов, грубый, коварный и не слишком умный. Екатерина быстро понимает, что либо она смирится с участью императорской подстилки, которую при дворе никто ни во что не ставит, либо начнет играть по принятым здесь правилам. Она находит себе единомышленников и разрабатывает план государственного переворота. Ее цель — создать государство по образу передовых идей Просвещения и войти в историю как Екатерина Великая.
Далее: https://iz.ru/1012549/sergei-sychev/igry-na-prestole-byla-li-ekaterina-ii-feministkoi
Кадр из сериала "Екатерина Великая". 2019.
Tags: кино, культура, феминизм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo komandorva march 5, 2015 01:34 Leave a comment
Buy for 40 tokens
В блоге можно разместить рекламу на любую тему. Все, кроме материалов, нарушающих законодательство РФ.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments