Валерий Амиров (komandorva) wrote,
Валерий Амиров
komandorva

Categories:

Бабченко как предчувствие

Убитый в Киеве Аркадий Бабченко не был ангелом и то, что он иногда городил, вызывало у меня досаду. Ну вот, думал я, талантливый человек, а такую несет пургу. А вот теперь его застрелили и стало очень четко понятно, что журналистика потеряла. И потеряла многое. Потому что все эти донкихотские бои Бабченко с российской властью забудутся, а потрясающие своей публицистичностью военные репортажи останутся. И книги останутся тоже.

Удивительным образом Аркадий Бабченко, бесстрашно лезший в пекло за репортажной точностью, погиб не на первой и второй чеченских войнах, где он воевал сначала срочником, а потом контрабасом, не на грузино-осетинской, а вроде бы вдалеке от боев. Если, конечно, Киев можно считать невоенным городом. Но в смерти наверное одного из лучших современных военных репортеров логика все-таки есть - такие редко доживают до старости. И уж больно подходил он на роль так нужной многим сакральной жертвы.
Скорбь по Бабченко будет заслонена в самые ближайшие часы безудержной антироссийской истерией. Во многом совершенно лицемерной. Его не дадут толком оплакать ни семье, ни поклонникам его мастерства, к которым я отношу и себя. Бабченко убили не для этого. Его смерть нужна как политический таран. Журналист погиб, как солдат, но на очень грязной войне. Урок для наших оппозиционеров, которые полагают, что убежав из Отечества на территорию его противников, они обретут покой.
Сейчас многие из тех, кто предъявлял Бабченко в России политические счета, торжествуют. Не понимая одного - убийство журналиста не может быть благородной местью. Оно может быть только подлым убийством - в любом случае. Но газеты, к счастью, не горят, студенты журфаков будут учиться на публицистике Бабченко, на его поразительном умении видеть то, что недоступно увидеть большинству. И на умении создавать образы будут учиться тоже.
С профессиональной точки зрения Аркадий Бабченко, запыленный и закопченный на полях сражений, сумел создать новый вид фронтового репортажа. Сочетающий в себе и собственно репортажные черты, и аналитику. Он был, безусловно, пристрастен, потому что возражал против смерти, хорошо понимая, что войны без смертей не бывает. Военная журналистика от Бабченко была авторской, эмоциональной и мужской. Впрочем, почему, собственно говоря, была. Она есть и, однозначно, будет. Просто без него самого.
Мне очень жаль, что он ушел. И это совершенно искренне...
Фото с сайта газеты "Труд"

Жив, оказывается. Ну и слава богу...
Tags: Украина, война, криминал
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo komandorva march 5, 2015 01:34 Leave a comment
Buy for 40 tokens
В блоге можно разместить рекламу на любую тему. Все, кроме материалов, нарушающих законодательство РФ.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment