Валерий Амиров (komandorva) wrote,
Валерий Амиров
komandorva

Ахматова и "нобелевка"

У меня сегодня два литературных открытия. Оказывается, список выдвинутых на Нобелевскую премию по литературе засекречивается на 50 лет. И вот сейчас рассекретили 1966-й. И выяснилось, что в этот год на премию была выдвинута Анна Ахматова. Разумеется, не Советским Союзом, а шведами - университетом Гетеборга.
Премию она не получила, не исключено потому, что годом раньше лауреатом стал Михаил Шолохов, а такого, чтобы два года подряд побеждали представители одной страны, не случалось ни разу.
Я в юности с удовольствием читал Ахматову. Есть в ее стихах что-то завораживающее, какая-то удивительная магия слова. Женщин-поэтесс единицы, большей частью  стихи, пронизанные феминными гормонами, читать совершенно невозможно, но Ахматова - одно из нескольких за всю историю русской литературы замечательных исключений. Вместе с тем я совершенно не понимаю, что в  литературном наследии Анны Андреевны выдвигать на Нобелевскую премию. Разве что "Реквием", который выпадает из ахматовского творчества примерно так же, как выпадает из блоковского поэма "Двенадцать".

Но если выдвижение состоялось за "Реквием", то получается, что Анну Андреевну хотели наградить за политику, а не, собственно говоря, за стихи. За расстрелянного первого мужа, за замученного в лагерях третьего, за сына, большого историка и этнографа, отсидевшего больше десяти лет.
Странная это штука - Нобелевская премия по литературе. Как можно передать тончайшие обороты русской поэзии в английском или, к примеру, в шведском переводе? Как можно ценить поэзию, если читаешь ее не в подлиннике и сам не являешься носителем языка?
Это же, разумеется, касается и прозы. Орхана Памука, нобелевского лауреата, совершенно невозможно читать, в том смысле, что получать удовольствие от прочитанного. Как и Салмана Рушди с его "Сатанинскими стихами", которые скорее персидская абракадабра, чем литература. Не исключаю, кстати, что на фарси все это звучит и читается совершенно по-другому, но в переводе - чистый ужас...
Многие ли в России, где жил и творил Пастернак, могут понять его "нобелевский" роман "Доктор Живаго"? Но ведь нобелевский комитет каким-то образом смог продраться сквозь крайне тяжелый стиль и оценил. Потому что Пастернак выглядел по тем временам оппозиционным мыслителем. Как оппозиционера выдвинули, несомненно, и Солженицына, назвать его "Архипелаг ГУЛАГ" литературным шедевром может только тот, чье представление о литературе окончательно сформировалось "Курочкой Рябой".
Белорусская журналистка Алексиевич брала интервью у участников военных конфликтов, переписывала слова своих респондентов до неузнаваемости и стала в итоге нобелевской лауреаткой. Да, она отныне обеспеченный человек, но что тут, собственно говоря, от литературы?
По всему получается, что Нобелевская премия по литературе - премия за политику, при этом принципиально важно, чтобы номинант противостоял государственности страны, в которой он работает.
Может быть и к счастью, в таком случае, что Ахматова, человек много выстрадавший при советской власти, премии не получила. Она осталась замечательной русской поэтессой, а не политиком от литературы. От чего, думаю, выиграла и ее благородная тень, и Россия. Потому что политиков много, а значимых поэтов - мало. Да и память о них качественно более глубокая...
Tags: культура, политика
Subscribe
promo komandorva march 5, 2015 01:34 Leave a comment
Buy for 40 tokens
В блоге можно разместить рекламу на любую тему. Все, кроме материалов, нарушающих законодательство РФ.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments